Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

«Хочу делать самогон из яблок»

Актриса Раиса Рязанова — о дачной жизни, магии Олега Табакова и изменившемся стандарте красоты

Народная артистка России Раиса Рязанова впервые вышла на сцену после 60, участвовала в гонках на льду и мечтает научиться варить самогон. Об этом актриса рассказала в интервью «Известиям» накануне своего 75-летия.

— Когда произносят ваше имя, все сразу вспоминают Тосю из оскароносной картины «Москва слезам не верит». Это ваш любимый фильм?

— Если ребенок двадцатый, он любимый? Ну, родился и родился. Володя Меньшов снял фильм, принесший известность Ире Муравьевой, Вере Алентовой. Естественно, вспоминается и моя героиня. Нас вроде уже и разделить нельзя. Три подружки, приехавшие в столицу из провинции. У каждой сложилась своя судьба. Одна стала директором, другая гонялась за жар-птицей, а третья — встретила своего человека, создала семью, и всё у нее хорошо. Многим нашим женщинам такая судьба ближе. Не заоблачные мечты, а земные — любимый муж, дети, дом. В каждой моей работе зрители угадывают свою судьбу. Может, за эту правду и любят.

— Героиня Ирины Муравьевой говорит: «Москва — это большая лотерея. Здесь можно выиграть всё и сразу». Вы, как и ваша героиня, в столицу приехали. Вытянули счастливый билет?

— Даже и не знаю, можно ли это считать выигрышем. Хотя, конечно, вытянула. Потому что со мной в Москве здороваются по имени-отчеству. Однажды пришла за кулисы девушка, принесла мой портрет, который сама нарисовала. Подарила и даже не сказала, как ее зовут. А портрет получился замечательный. Висит у меня дома.

Меня всегда умиляют девчонки, которые уверенно заявляют, что они приехали покорять Москву. Мы столицу не покоряли. Мы учились у Москвы. Пересмотрели репертуар всех театров. Благо будущая профессия давала такую возможность. Ходили на спектакли, смотрели, как играют мастера. И, конечно, много читали, гуляли по музеям. Если уж покорять столицу, то своим умением, знаниями.

— Вы окончили ГИТИС. Но связали свою жизнь с кино. Почему со сценой не сложилось?

— После окончания ГИТИСа мы всем курсом показывались в один из театров. Унижение, через которое мы прошли на «смотринах», ожидание и ложные надежды, а потом ответ: «Ребята, спасибо большое. Вы очень талантливые, но мы в этом году не берем никого», — навсегда отбили у меня желание пытать счастья в театре.

С одной стороны, хотелось, чтобы взяли. С другой — я подумала: «Не дай бог!» На что я могла рассчитывать? Там уже сложившийся коллектив, есть свои героини, травести, характерные актрисы. И куда меня брать? На «кушать подано»?

Никому не говорила, но для себя решила, что больше никуда показываться не буду. Да и с кино у меня как-то заладилось еще на втором курсе. В ГИТИС пришла помощница режиссера Ии Мироновой. Та приступила к съемкам двухсерийного телефильма по повести Елены Ильиной «Четвертая высота». И меня пригласили сыграть главную роль — Гулю Королёву.

— Вы когда-нибудь считали, сколько всего у вас картин?

— Однажды я спросила у Татьяны Георгиевны Конюховой: «Танечка, скажите, во скольких картинах вы снялись?» Она задумалась: «Что я, помню, что ли?» — «Как? Не помнить свои картины?» А сейчас я сама оказалась в подобной ситуации. Не назову вам точную цифру. Вместе с эпизодами, съемками в «Ералаше», маленькими и большими ролями, думаю, будет за 200.

— Есть среди них особенно дорогие сердцу?

— Одна из любимых — у Александра Артуровича Роу в сказке «Золотые рога». Раньше каждое воскресенье школьники классами ходили на первый сеанс в кинотеатр. Билет стоил 10 копеек. Они смотрели сказки, знали всё, что снял Роу и не только. Сейчас дети растут на американском кино. Когда я встречаюсь с ребятами, рассказываю им про советские фильмы — и понимаю, что они их даже не видели. Теперь у них свои сказочные герои. Ну, на что пенять, когда детские картины у нас не снимают...

— В одном из самых популярных наших сериалов — «Не родись красивой» — вы сыграли швею модного дома. Эта роль изменила вашу жизнь?

— Да еще как! Мне нравилась компания, которая там работала. А какие у меня были девочки — прелесть! Мне было с ними комфортно. Популярность к сериалу пришла моментально. Все ждали новой серии, как когда-то ждали «Санта-Барбару».

Как-то поехали мы с артистами на родину Шукшина встречаться со зрителями. За кулисами ко мне подошла маленькая девочка: «Тетя, а Катя Пушкарева выйдет замуж? У нее дети будут?» Я говорю: «А как же! Будет и муж, будут и дети». И девочка вдруг закричала: «Мама! Я выйду замуж!» Малышке понравилась наша Катя. Она жила этим сериалом. Зрители полюбили Катю Пушкареву за доброе сердце и поступки. Многим она дала надежду, что человеческие качества ценнее красивого личика.

— С новой волной популярности пришли и новые роли?

— Да. До этого был застой. А после вдруг посыпались какие-то сериалы, потом кино

— Какое у вас амплуа в кино? Социальная героиня?

— Домработница (смеется).

— Вам когда-нибудь хотелось сломать стереотип и предстать в радикально ином образе?

— Один раз была у меня такая попытка. Я снялась в короткометражном фильме «Старый автобус». Если во всех картинах я была Фрося, Маша, какая-нибудь Фекла, то тут я — Ирина! Паричок мне модный надели, платье красивое. Я и говорила по-другому, и смотрела на всё иначе. Но, к сожалению, этот фильм так никто и не увидел.

— Хотелось таких ролей?

— Очень. Но режиссеры не видели меня в таких образах. Вот и играла, что дадут. А на героинь у них были свои актрисы.

— Зато вам удалось дебютировать на театральной сцене в 60 лет. Кто вас сподвиг?

— Столько случайностей в жизни! Звонок. Мужской голос: «Раиса Ивановна, здравствуйте! Я Саша Мохов. Приступаю к постановке спектакля «Кукла для невесты» в «Табакерке». Я говорю: «Где?» Я знала про этот театр и видела, какие очереди там за билетами. И вдруг меня зовут туда. Говорю Саше: «Я окончила ГИТИС в 1969 году. С тех пор я на сцену не выходила». — «Ну, профессией вы владеете, я же вижу! Это ваша роль! Если что, помогу». Так я попала в Театр Олега Табакова. Саша, как обещал, во всём помогал.

— Как принял вашу работу Олег Павлович?

— Для начала мы показали ему отрывок на 20 минут, чтобы он понимал, над чем планируем работать. Саша пошутил, что если Олег Павлович на 12-й минуте не задремлет, то можно надеяться на продолжение работы. У меня мандраж, язык заплетается, руки не знаю куда девать. Режиссер подходит: «Раиса Ивановна, сколько вам лет?» — «60». — «И вы до сих пор нервничаете?» — «Саша, это же первый раз. И кому мы показываем? Это ж Табаков!»

Со мной на сцене были Кристина Бабушкина, Сережа Угрюмов, Саша Фисенко, народный артист Владимир Краснов — все актеры Табакова, одна я со стороны. И, конечно, мы внимательно следили за реакцией Олега Павловича. Он то смеялся, то чуть ли не вставал с места от эмоций. В итоге спектакль мы выпустили. Зрители полюбили «Куклу для невесты». И вот уже 16-й сезон аншлаги. Люди ходят по пять, шесть раз.

Каким вы запомнили Олега Павловича?

— Для меня Табаков, как Ленин, самый человечный человек. Он ведь свой театр создал из учеников. Преподавал сначала в ГИТИСе и с курса ребят взял к себе. Как селекционер, взращивал их для себя.

— С новым начальством вам уже довелось пообщаться?

— Нам сказали, что Владимир Львович Машков отсматривает весь репертуар театра. Некоторые спектакли оставляет, какие-то убирает. И мы ждали, когда он придет на нас смотреть. Однажды столкнулась с ним за кулисами. «Здравствуйте, Владимир Львович. А что вы к нам не приходите?» — «Я же вас вижу». — «Где?» Думала, он говорит о том, что видит меня в телевизоре. «Всё вижу. У меня ж в кабинете трансляция!» — улыбнулся Владимир Львович. А значит, всё с нашим спектаклем в порядке.

— Как вы относитесь к своим коллегам, которые отчаянно пытаются сохранить молодость?

— Когда, ничего не скрывая, об этом говорит Татьяна Васильева, видно, что все манипуляции идут ей на пользу. Но таких докторов, как у нее, раз-два и обчелся. Глядя на Танин результат, я бы, возможно, согласилась обратиться к ее специалистам. Но эксперименты с внешностью не всегда заканчиваются хорошо.

— Вы не решаетесь на радикальные меры?

— Нет. Да и необходимости не было. Когда в какой-то момент мне стали предлагать роли бабушек, согласилась не раздумывая. Такая профессия.

Сейчас некоторые меры не знают в преображении. Что за мода такая появилась на огромные губы? Разве это красиво? Из-под ножа хирурга выходят одинаковые девушки. Они, как куклы на витрине, — на одно лицо.

А потом есть такая тенденция: когда меняешь что-то во внешности, естественно, хочется поменяться и внутренне. И вот уже платье надеваешь покороче, а коленки-то совсем не те, что лет 20 назад. И говорить начинаешь каким-то не своим голосом. Актрисы сначала себя усовершенствуют, а потом сидят и ждут, когда их пригласят на роли роковых красавиц. Но среди красавиц очень большая конкуренция. Поэтому смысла в пластике я не вижу.

Мои эксперименты с лицом закончились еще в молодости, когда я обрезала ресницы ножницами. Решила, если волосы от стрижки растут лучше, значит, и ресницы тоже будут пушистыми и длинными. А они не выросли.

— Вы когда в последний раз бывали в SPA-салоне?

— Никогда. А зачем? Что мне эти процедуры! Один раз сходила на массаж. Ощущения — будто я обгорела на солнце. Всё болело и тянуло. Мне такое удовольствие ни к чему. И вообще, если уж этим заниматься, то делать курсом. А на это у меня нет времени.

Муж вашей героини в фильме «Москва слезам не верит» говорил: «Дача — это просто садовый участок». А что она для вас?

— Как мне сын говорил: «Мама, дача — это место для отдыха, а не для производства яблочного сока в промышленных масштабах». Ну как же мне не пользоваться тем, что земля дает? Как зарывать падающие яблоки? У меня рука не поднимается. Поэтому сколько есть яблок, столько и пускаю в дело. Кроме того, у меня на участке есть смородина, крыжовник, черноплодная рябина. Сок гнала, компоты крутила. А подруга мне как-то говорит: «Добавь к черноплодке сахарку, ванили, спиртику — и это будет уже нечто другое».

— Вкусно?

— Очень!

— Так вы еще чуть-чуть самогонщица?

— Очень хочу научиться делать самогонку из яблок. Но даже мои ровесники не знают — как. Кто забыл, а у кого яблок нет. Но все говорят, что для начала надо купить самогонный аппарат.

— Закажите сыну, пусть подарит на юбилей.

— А потом меня спросят: «Раиса Ивановна, что вам сын подарил на юбилей?» А я им: «Не поверите, самогонный аппарат».

— У вас есть еще одно хобби: машину прекрасно водите.

— И даже кубки есть за участие в гонках.

— Серьезно?

— Да. Как-то мне предложили гонки по льду. Я, еще не зная, что это такое, согласилась. Всё происходило на льду гребного канала в Крылатском. У каждой участницы была лишь одна попытка. Я стартовала в первом заезде. И мое время оставалось лучшим вплоть до шестого. Только в седьмом меня обставила девочка. Два года я участвовала в этих гонках. На третий мне вновь предложили, но начались репетиции в театре, и я решила больше не рисковать.

— Как вы собираетесь отмечать юбилей?

— Любой день рождения — повод, чтобы встретиться с друзьями. Посидеть за одним столом, пообщаться. Сейчас это ценнее любых подарков. Не знаю, покорила ли я Москву, но вот уже 55 лет я здесь живу, и это моя родина.

Зоя Игумнова

Источник

23


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: