Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Корни старого сада. Гнесины

Гнесины - эта фамилия дала название одному из старейших и известнейших музыкальных училищ России. Когда говорят – «он закончил Гнесинку» подразумевается высокий профессионализм и несомненный талант еыпускника.

Гнесинка, поющая и играющая, на Поварской улицы в центре Мосвы известна всему музыкальному миру. Кем же были люди, давшие училищу свое имя?

Музей-квартира Гнесиных выглядит странно: лестница из середины прихожей поднимается на два пролнта и упирается в глухую стену. Это белая стена возникла в 1963 году. Когда квартира еще не была музеем.

В том году умерла Ольга Фабиановна Гнесина. Ее старшая сесртра Елена осталась одна в этих стенах, за которыми музыка , кажется неумолкала никогла. Музыкой было наполнено все - сестры жили при институте, носящем их имя, вернее жили институтом….. Так вот. Не прошло и сорока дней после похорон Ольги, Елене Фабиановне, которй в ту пору было уже почти девяносто лет, предложили освободить кабинет сестры «для учебных целей». Скоропалительность «просьбы» очень обидела Елену Фабиановну. Маленький семейный мир с картинами, фотографиями на стенах, книгами, старой мебелью, вышитыми подушками - рушился. Но Елена Фабиановна , не выдавая боли, распорядилась закрыть, замуровать дверь на второй этаж. Ей остались две комнаты внизу - кабинет с двумя роялями и спальня. Эти тесные помещения и составляют теперь музейный комплекс, вместе с лестницей, оставшейся как дорога в никуда, как напоминание о тупиковости бездушия.

Потомков Гнесиных., музыкантов и педагогов ,уже давно нет на земле. Быть может существует какой то рок, витающий над некоторыми семейными судьбами? Многодетная, вполне жизнеспособгная, дружная. Талантливая семья уходит, не оставив наследников… Словно бы все жизненные силы сконцентрировались в одном поколении и для последующих ничего не осталось. Труд Гнесиных был огромен, инерция, заданная их энергией , неисчерпаема Ученики, воспитанники и самое основное - система музыкального образования: в истории российской культуры могучее генеолгическое древо Гнесиных, пустив глубокие корниЮ плодоносит уже второе столетие. Семейное имя «Гнесинка» живо в музакальном мире, и за этим – исторически гдавным отступают. Забываются судьбы тех. Кто принес в мир это имя. Справедливо ли?...

У Фабиана Гнесина, выбившегося в люди из бедной местечковой еврейской среды, было двенадцать детей. Трое умерли в раннем детстве. Одного из старших братьев в годы революции судьба забросила за океан. в Америку, где он стал фермером. Другой – инженер-электрик жил в Москве . три его дочери ( ныне покойные) к музыке отношения не имели. Самый младший из братьев - Григорий, талантливый актер и писатель , погиб в 1938 году – был расстрелян. Его дочь, Евгения,искусствовед . вспоминала, что теток ее очень огорчало,, что ни одна из племянниц не приняла от них музыкальную эстафету.

Вернемся, однако, на много лет назад - к концу 19 века . Пятерых сестер, одну за другой , потом к ним присоединился брат Михаил, жажда творчества привела из провинциального Ростова, где они родились, в московскую консерваторскую среду. Было это в 80-х годах позапрошлого века. В те врмена энергии и воли для самореализации еврейским девушкам из провинции рребовалось не меньше, чем в наши дни!

В москве сестры Гнесины - Елена, Евгения, Елизавета, Мария, Ольга посеоились в маленьком домике в Гагаринском переулке, где их всех прютила крестная. ( Этот деревянный домик сгорел не так уж давно). Сестры не были «синими чулками» , уних собиралась молодежь, пели, музицировали, затевали игры, шарады, издавали юмористический журнал и , кнечно, влюблялись. Но главное - работали.

Старшие сестры, из которых волевым и целеустремленным характером отлмчалась Елена - ее в семье называли «нашим единственным мужчиной» - решли посвятить себя общему делу : созданию музыкальной Школы. Школы в широком, еще более широком, чем Консерватория, смысле. Фортепиано, скрипка, народные инструменты, ансамбли, хоры, теория музыки - это все было в перспективе, а начали с одного рояля, приобретенного с промощью крестной сестер и ее друга – московского мецената. Сохранилась вывеска ( ее можно увидеть в музее) – «Училище сестер Е. и М. Гнесиных» Под инициалами «Е. и М. подразумевались Евгения, Елена и Мария. Постепенно появились возможности приобрести еще один рояль и другие инструменты. Но собственный дом всегда – и тот первый, особнячок в Гагаринском переулке, и другой , попросторнее в том же районе Арбата на нынче несуществующей Собачьей площадке, и специально построенное для Гнесинки здание на Поворской , где теперь квартира-музей – неизменно оставались местом служения, домом Музыки. Жизнь не разрывлась на части – семья и работа были единым целым.

В доме Гнесиных ученики занимались в гостиной, в комнатах сестер, в крошечных помещениях на антресолях, которые именовались классами. По вечерам приходили друзья, круг которых был широк: А.В.Луначарский – нарком просвящения, Д.Гончаров - потомок жены Пушкина, наследник Полотняного Завода, молодые ученые – и технари, и гуманитарии, и конечно, музыканты и литераторы

За ученого-химика вышла замуж Ольга Фабиановна, за скрипача - Елизавета, за историка - Евгения, красавица Мария не дожила до свадьбы, умерла совсем молодой в 1918 году.

Казалось бы ветви Гнесинского рода должны разрастаться. Но семейный рок неумолимо подтачивал их. Умер от дифтерита восьмлетний сын Елизаветы Фабиановны, которого считали необычайно одаренным, многообещающим музыкантом. Елена Фабиановна поседела за несколко часов, настолько потрясла ее эта смерть, что долгое время она не в силах была подойти к роялю.

Елизавета Фабиановна, которую еще при жизни сына покинул муж, что явилось для нее огромной душевной травмой, через несколько лет снова вышла замуж за скрипичного мастера Витачека, у нее родился сын, названный в честь деда Фабием. Но и тут семью подстерегла трагедия: этот одаренный ребенок, пережив в детстве тяжелйю болезнь, стал инвалидом.

Оставшаяся незамужней, бездетной елена Фабиановна посвятила себя Делу. Ее усилиями скромной частное учичлище, приобретая год от года все большую популярность, трансформировалояь в детскую школу-семилетку, музыкальную среднюю специальную школу – одиннадцатилеоку, Государственное музакальное училище и институт ставший в наши дги Российской Академией музыки.

Можно только поражаться неиссякаемой энергии Елены Фабиановны, Которой она умела заражать людей. Еще война не кончилась, Москва еще не оправилась от лишений, а она уже добилась от правительства постановления о завершении строительства своего детища - Музыкально-педагогического института. Поддержал ее в этом К.Е. Ворошилов , любивший музыку и очень почитавший Елену Фабиановну.

У сестер были разные характеры. Евгения.Елизавета. Мария – мягкие, деликатные. Елена и Ольга _- вспыльчивые, возражения не терпевшие. И внешне сестры были непохожими. Фотогрвфии Елены Фабиановны запечатлели волевое, с крупными чертами лицо, до преклонных лет сохранившее твердость и живость взгляда. Совершенно иной облик у Елизавнты Фабиановны : она была миниатюрной и, судя по фотографиям, в молодые годы прехорошенькой.

Ученица Елизаветы Фабиановны Заслуженная артистка России Маргарита Гроссман, девять лет занимавшаяся в ее классе скрипки, рассказывает, о последних годах жизни семьи любимой преподавательницы. Жила Елизавета Фабиановна с сыном в коммуналке на Большой Никитской. Ее второй муж – скрипичный мастер Евгений Францевич Витачек оставил семью в конце войны. Сын Фабик был главной ее заботой и болью. Человек необыкновенного умв , тонкости, доброты, одаренный музыкант, после перенесенного в детстве тяжелого эндокринного заболевания он до конца дней остался мальчиком - не превратился в мужчину.. Фабик был очень худой,, высокий, с болезненно желтым цветом лица. Деформированного прежитым недугом. На удице прохожие провожали его сочувственными взглядами. Но стоило обменяться с ним несколькими словами, как обаяние личности совершенно заслоняло внешний облик. Главным в его жизни была музыка. Фабий Витачек написал много камерных произведений, однако при жизни была издана лишь одна его сюита для четырех скрипок. Фабий Евгеньевич преподавал студентам Гнесинки – теоретикам, дирижерам и композиторам инструментирование и чтение партитур. Попасть к нему в класс считалось за счамтье, предмет он знал досконально и преподносил творчески. При всей обездоленности судьбой он был человеком совершенно лишенным комплексов, его отличала необыкновенная доброта, пристальное теплое внимание не только к близким, но и просто знакомым людям и радостное, благодарное восприятие красоты мира и искусства. Конечно. это было заложено в нем природой. Но поддерживалось еще любовью матери, которая была с ним до конца своих дней.

С такой же сердечностью и тарпением Елизавета Фабиановна после смерти оставившего ее мужа заботилась о его жене и маленькой дочери, делая это естественно, без всякой рисовки.

Выпускники Гнесинки вспоминают. Что величественная царственная Елена Фабиановна и маленькая, скрюченная. Страдающая артритом Елизавета Фабиановна всегда были изысканно одеты. Елизавета Фабиановна носила элегантные блузки, украшенные старинной камеей. Изуродованные артритом ее искревленные пальцы уже не способны были справляться со скрипкой, но она продолжала преподавать - главным ее инструментом было доброжелательное умение слушать и ,распознав искру божию в ученике , внушить ему желание работать и уверенность в грядущем успехе.

К ученикам Гнесины относились как к родным детямт- воспитывали, в трудные времена подкармливали… При этом манера общения у сестер была разной. Елену Фабиановну считали диктатором. Однако без диктаторских качеств, наверное, и невозможно было бы упрвлять многогранной структурой, объединяющей столько творческих индивидуальностей.

И была в твердости характера главы Школы еще одна грань – бесстрашие. В разные времена - а за многие десятилетия жизни Гнесинки чего только не приходилось преживать людям искусства!- семья Гнесиных воплощала то, что сейчас называют «крышей», но тогда смысл этого понятия был куда более серьезным, чем в наши дни.

Училище пережило революцию. Нарком Луначарский помог уцелеть и установить контакты с новой властью. В голодные-холодные послереволюционные годы Елена Фабиановна писала эмигрировавшему другу юности Рахманинову :»Мы голодаем…» И он послал посылку с продуктами. В концк 20-х Гнесинку клеймили «за семейственность», сестер пытались выселить из особняка, «как посторонних». Елену Фабиановну сняли с директорства, правда, всконе восстановили. В 30-е годы Елена Фабиановна, как вспоминали ее коллеги-преподаватели, многих спасала - прикрывала от наветов, отбивалась от доносов. Она не боялась - умела твердо сказать «нет» и « на мою ответственность», а перепуганному сотруднику - «работайте спокойно, это мое дело». А это действительно было большое дело во времена репрессий!

Увы, ее самою и близких никто не защитил, когда в послевоенные годы Гнесиных коснулась накрыла черная туча гонений. В начале 50-х семье суждено было столкнуться с самым коварным предательством. Началось с мелочей. От Елизаветы Фабиановны ушли ( явление небывалое!) два любимых ученика. Затем группу студентов ее класса заставили подписать письмо с требованием «убрать несостоятельного педагога». Кто-то отказался, но кто-то подписал. И в 152 году Елизавету Фабиановну изгнали из Гнесинки. Удар оказался смертельным : опухоль мозга вскоре свела ее в могилу…

Затем жертвой антисемитизма пал Михаил Фабианович, который вел класс композиции: его ученики изучали народную музыку и в том числе еврейские мелодии. Это и дало повод к доносу :пропаганда сионизма! Донос написал один из учеников Михаила Фабиановича, по иронии судьбы впоследствии эмигрировавший в Израиль.

Елену Фабиановну и Ольгу Фабиановну спасла смерть Сталина. Однако в преддверии унизительных репрессий Елена Фабиановна хоть и была, казалось бы, защищена признанием и правительственными наградами , в 1953 году сняла с себя руководство институтом. Это был ее последний рубеж отступления - до этого она уже лишилась руководства школой и техникумом. Правда, Министерство культуры учредило : для Елены Фабиановны должность художественного руководителя , Не столько ради того. чтобы подсластить пилюлю, сколько ради того, чтобы сохранить имидж Гнесинки - имя основательниц по-прежнему притягивало абитуриентов со всех концов страны и из-за рубежа.

«Я привыкла жить долго.» - говорила Елена Фабиановна. Она ушла последней – в июне 1967 года. в 93-летнем возрасте . Перед парадным входом в Гнесинку установлен памятник этой выдающейся деятельности нашей культуры.

Наталия Колесникова

354


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: