Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Крымская лихорадка. Серия 28

 

1994 год. Президентом республики Крым становится бывший следователь прокуратуры Олег Носков, пытающийся вернуть полуостров в состав России. 
У Носкова нет опыта ведения государственных дел, и слабостью власти пользуется мафия. Впереди приватизация здравниц Южного берега Крыма.
В драку за лакомые куски вступает крупная банковская структура России.
В основе сюжета — реальные события, участником которых был сам автор (в книге — Яшин, советник президента Крыма).


 

Предыдущие серии

 

СЕРИЯ 28

1994-Й ГОД, МАЙ

 

Яшин вычислял, кто из двух сотрудников администрации Носкова работает на Безпеку: военный советник или глава администрации?

Факты и логика указывали на Цыганкова. Во-первых, Иванов — его бывший заместитель по работе в военной контрразведке Черноморского флота. И если предположить, что именно Иванов выманил президента на Кипр, а события показывают, что так и было, то вывод только один – эта пара действовала заодно. Во-вторых, более чем подозрительным было поведение Цыганкова сейчас, когда события нарастали, как снежный ком. Глава администрации постоянно звонил в Киев и получал информацию от каких-то своих информаторов, естественно, не называя ни фамилий, ни должностей. Спрашивается, когда бывший контрразведчик флота, никогда не живший в Киеве, мог обрасти такой агентурой? Ну и, в-третьих… Яшин достаточно уже к нему присмотрелся и мог в какой-то степени положиться на свою интуицию. А интуиция подсказывала, что этому человеку просто нельзя верить. Потому как Цыганков плут, и даже если работает на Безпеку, то не на все сто процентов, ибо всякий плут работает, прежде всего, на самого себя. При определенных обстоятельствах он мог бы вообще начать игру на два фронта. Если бы, к примеру, Носкову не пришло в голову пригласить в вице-премьеры Сарычева.

Улучив момент, Яшин уединился с генералом Синцовым и поделился своими выводами.

Генерал вспыхнул, как порох:

— У меня вообще в голове не укладывается, как президент мог взять к себе эту парочку.

— Носков говорил, что их кандидатуры одобрил адмирал Балтин.

— Что за ерунда? Я только что говорил с Балтиным. Он этих двоих иначе, как прохвостами не называет. Но давайте пока не будем показывать виду. Посмотрим, как Цыганков поведет себя дальше.

 

А кабинет Цыганкова все больше напоминал штаб обороны Белого дома. Сюда свободно входили члены Партии независимости, предлагали свои идеи, и глава администрации всех внимательно выслушивал. Похоже, он почувствовал недоверие к себе и старался отвести от себя подозрения.

Как ни странно, телефонная связь в Белом доме продолжала работать бесперебойно. Хотя чего тут странного? Если в здании находились агенты Безпеки, они должны были передавать информацию и получать указания. Мобильные телефоны в то время были большой редкостьью.

Позвонили двум ялтинским казачьим атаманам. Те готовы были хоть сейчас поднять не меньше двухсот хлопцев. Гусев наконец-то проявил себя как человек, для которого главное оружие – это слово. Он предложил сказать населению всю правду о происходящих событиях и призвать людей окружить Белый дом живым кольцом, взять резиденцию избранника народа под свою защиту. Это была самая толковая идея, но она не понравилась Цыганкову.

— Стоит ли баламутить народ? – сказал он задумчиво. – А если произойдет столкновение с национальными гвардейцами и прольется кровь? Нет, история нам этого не простит. Вспомните оборону Белого дома в Москве…

Большинство в Крыму не одобряло действия Ельцина осенью 1992 года. И поэтому с возражением Цыганкова многие согласились. Но вмешался генерал Синцов.

— Нет, ребята. Вдруг срочно нужно будет зачитать обращение, а текста нет. Пусть все-таки Гусев напишет заранее.

Слово генерала возымело действие. И Гусев с важным видом пошел к себе, тихонько попросив Яшина помочь ему в составлении исторического текста.

 

А на площадке перед Белым домом все громче заявляли о себе сторонники президента Носкова. Это были в основном люди старшего поколения, и среди них выделялся судья Поляков. Старик встал на скамейку и кричал тонким голоском:

— Граждане! Не дайте себя обмануть. Президент Носков не мог поднять цены и улететь за границу. Не враг же он самому себе!

Из толпы выкрикнули:

— А чем он лучше других? Такой же враг народа. Окружил себя хунтой и думает, что ему все сойдет с рук.

— Граждане! – продолжал убеждать Поляков. – Повышение цен – это провокация министров Кузьмина. Вот увидите, Носков вернет старые цены.

Из толпы раздался резкий молодой голос:

— А ты кто такой, что его защищаешь? Сколько тебе, старому Иуде, заплатили?

— Заплатили не мне, а тебе! – гневно ответил Поляков. – Граждане, послушайте старика. Не дайте втянуть себя в гражданскую войну. Вы все отлично знаете, сколько в Крыму складов с оружием, сколько военной техники. Если начнется стрельба, она скоро не остановится.

 

Брагин сидел в своем офисе и смотрел прямую трансляцию о событиях вокруг Белого дома, когда позвонил Федулов и сообщил последнюю новость: Носков не отвечает на телефонные звонки.

— Это операция Безпеки, — сделал вывод Федулов. – Что будем делать?

— Давай быстро — сюда! – скомандовал Брагин.

В дверях возникла Журавская.

— Что, Максик, президент потерялся?

— А ты откуда знаешь? – удивился Брагин.

— У меня свои люди в Белом доме.

Своим человеком была у Журавской машинистка, которая начала печатать обращение администрации президента к населению Крыма.

Через десять минут в офис вошел Федулов. Во рту у него гуляла из стороны в сторону жвачка. Брагин не предложил ему сесть. Сказал тихо:

— Если мы его потеряем, я не заплачу тебе ни рубля.

Федулов перестал жевать и нервно перемялся.

— Моя-то какая вина? Я сколько ему доказывал, что ехать нельзя!

Брагин усмехнулся.

— Ну, кто-то ж должен ответить. Ты с ним работал? Ты. Но не отчаивайся. Шанс у тебя еще есть. Бери ребят, кого сочтешь нужным, загружай в чартерный рейс и – вперед! И без этого козла не возвращайся.

— С ним Безпека работает, куда нам? – сказал Федулов.

— А мне по хрену, пусть хоть кагэбэка, — выругался Брагин. – Ты команду понял?

— Понял, — выдохнул Федулов.

Спустя два часа он набил полный ЯК-40 братвой пополам с ментами и вылетел на Кипр. По выкупленным путевкам все были отдыхающие, и самолет взял курс на курортный город Лимассол.

Почему именно в этот греческий город? Однажды Федулову удалось подслушать разговор Иванова с теми, кто выдавал себя за коммерсантов, работающих на Кипре. И кто, как теперь стало ясно, выманил его на Кипр. Один из них имел виллу в Лимассоле. На всякий случай Федулов велел даже одному из своих ментов проследить, где останавливается, будучи в Симферополе, этот коммерсант. Оказалось, он живет в доме своих родителей. Федулов поехал по этому адресу и на всякий случай выдавил из стариков адрес их сына в Лимассоле. Вдруг не будет другого способа найти концы.

 

 

Воротников встретился со своим агентом – кипрским журналистом, передал ему фотографию Носкова и сказал в двух словах, что нужно сделать.

Через два часа телевидение греческой части острова передало чрезвычайное сообщение. Диктор сказал, что на Кипре похищен и насильственно удерживается президент Республики Крым Носков, его супруга и внук. Всем, кто мог видеть Носковых, предлагалось срочно сообщить об этом в полицию или в российское посольство. Во время сообщения во весь экран показывалась фотография Носкова и телефоны полиции и посольства.

Сеть на похитителей была заброшена. Но на удачу Воротников особо не рассчитывал. Он знал, что имеет дело не с Безпекой, как таковой, а с украинскими коллегами по КГБ. Школа-то была общая и класс работы один.

Воротников начал вычислять, где агенты Безпеки могут прятать Носковых. В Никосии КГБ использовала в свое время два особняка. Год назад один был отдан Украине. Может быть, там и надо искать? Но интуиция подсказывала Воротникову, что агенты Безпеки не станут рисковать. Ведь полиция может по первому сигналу нагрянуть в особняк. Где же, в таком случае, хитрые хохлы держат Носковых?

Воротников развернул карту Кипра и стал думать, куда бы он повез похищенного президента. Наверное, в такое место, которое кипрская полиция и российские спецслужбы посчитали бы немыслимым. А, с другой стороны, в такое место, которое было бы хорошо освоено Безпекой. Взгляд полковника уперся в курортный город Лимассол…

 

Прибор был сделан на совесть. Носков перестал соображать, кто он и что с ним происходит. Его воля была полностью парализована. Если бы агентам Безпеки нужно было что-то у него выпытать, они бы сделали это легко. Он бы дал ответы на все вопросы. Но Дзюбу и его людей не интересовали какие-либо секреты Носкова. Перед ними была поставлена другая задача. Привести президента в абсолютно невменяемое состояние, а затем зомбировать, чтобы он, несмотря на любую медицинскую помощь, никогда больше не смог выполнять президентскую работу.

Все в этой операции было предусмотрено до мелочей. Кроме того, что Носков не сможет без посторонней помощи отправлять свои естественные надобности. Увидев мокрое пятно на брюках президента и неприятный запах, агенты стали выяснять, кому выполнять роль сиделки. Добровольцев не нашлось. А приказать кому-то из коллег у Дзюбы просто не поворачивался язык. Выручить могла только женщина. Но не гречанка. Гречанка могла при малейшем подозрении сообщить в полицию. Проще было уговорить интердевочку из России или с Украины, сказать ей, что требуется кратковременный уход за тяжело больным человеком, пообещать хорошие деньги.

 

Следующая серия

 

150


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: