18+

Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

«Муза — дама рассеянная, но справедливая»

Актриса Ольга Волкова — о профессиональном терпении, черепках Херсонеса и танцах в охотничьем домике

Чтобы долго жить, надо нести ответственность за близких, считает народная артистка России Ольга Волкова, на днях отметившая 80-летие. Любимая актриса Георгия Товстоногова и Эльдара Рязанова рассказала «Известиям» о том, что любит сценические эксперименты, предпочитает антрепризные спектакли, переписывает сериалы и ждет предложений сниматься в кино.

Не жалеете, что оставили Петербург и в возрасте 56 лет в Москву переехали?

— Я питерский человек, но меня очень гостеприимно встретила Москва, она меня побаловала. Под 80 лет играть в стольких спектаклях — это невероятная радость и счастье. Я и не знала, что так вот буду вознаграждена за терпение и за большие паузы в работе в Питере. До сих пор не понимаю, как могла решиться на переезд. Не было квартиры, они здесь в два раза дороже стоят. Но мне помогли Эльдар Александрович Рязанов и Юрий Михайлович Лужков. Нет, не подарили, просто помогли купить квартиру дешевле. И простые люди здесь меня хорошо встретили, какие-то мальчишки здоровались на улице, предлагали проводить до дому.

Конечно, Москва — город непростой, конкуренция высокая и актеров талантливых много. В общем, это большая психушка, где каждый рвется к своему месту, а получив его, охраняет, чтобы посторонние не смогли захватить. Если уж среди мужчин идет драка, то что говорить про женщин. И всё же муза — дама рассеянная, но справедливая, и за терпение она в конце концов воздаст.

— Сейчас вы в театре «Русская песня»?

— Да, уже третий сезон, чему несказанно рада. Попала туда совершенно случайно. Надежда Георгиевна Бабкина придумала новый жанр, в нем драматические актеры работают в музыкальном театре, а за основу берется классика. Играем «Ночь перед Рождеством» по Гоголю, «Калину красную» по Шукшину, «Яму» Куприна. В спектакле «Россия — слово о тебе» я задействована в отрывке из «Войны и мира», рассказываю о танце Наташи Ростовой в охотничьем домике. А какие замечательные актеры работают со мной: Людмила Чурсина, Илзе Лиепа…

— Видела вас в этом театре. Знала, что вы замечательная драматическая актриса, но не подозревала, что вы еще и танцуете.

— Еще как! В детстве поступала, но не попала по физическим данным в балетную школу. 15 лет работала в ТЮЗе, но не танцевала, не было возможности. И только приехав в Москву, благодаря режиссеру Лене Трушкину, который пригласил меня в антрепризу, натанцевалась, наконец.

— Кажется, всю жизнь в душе вы немножко ребенок.

— Считаю, если актер не ребенок в душе, это профнепригодность. Театр — игровая система. Если нет куража, желания поозорничать, то этим и заниматься не стоит. Начинаются обиды, срывы, не хватает терпения дождаться своей роли.

Когда случился очередной финансовый кризис, я была в антрепризе и нас всех распустили. Сказали, что нечем платить. Я пошутила тогда — пришла в магазин и предложила: «Давайте поработаю у вас продавцом, продам всё, вплоть до мышиного помета». Готова была сочинять стихи, писать музыку, пошла бы работать в детский сад, в школу, придумала бы, как научить пожилых людей радостно общаться.

— В детстве вы воспитывались с братьями, наверное, это закалило характер?

— Воспитывала меня и мама тоже. Она ненавидела трусость во всех ее проявлениях. Это мне помогло в жизни и одновременно помешало, потому что не бояться начальства, не избегать честного диалога с руководством — значит проигрывать. Что поделать, это раздражает. Понимаю, что порой многое теряю, материально прежде всего.

Могла бы делать карьеру, если бы врала или просто говорила не то, что думаю. Имела бы дачу, машину, не жила бы на окраине города. Но думаю, что Господь Бог или высший разум послал мне силы и возможности жить так, чтобы не врать, самое главное — не врать самой себе.

— Есть профессии спокойнее, чем актерская. Вас ведь когда-то привлекала археология?

— Мне даже удалось в свое время в Херсонесе поработать на раскопках. При всем моем бешеном темпераменте хватило терпения маленькой щеточкой очищать древние осколочки. Всегда интересовалась историей. Очень люблю и классику, и старую западную литературу, а археология для меня — это возможность окунуться в мир, откуда все мы произошли. Мы сейчас вдруг для себя открываем что-то, а оказывается, всё это уже было тысячи лет назад.

— Когда-то вы мечтали завести собаку. Удалось?

— В моем детстве у нас жили дворняги. Когда было очень холодно, засыпала с собакой, взяв ее под одеяло. Сегодня из породистых псов мне нравятся лабрадоры. Они спокойные, умные, не тявкают понапрасну, охраняют — и с интеллектом. До сих пор есть безумное желание иметь собаку, но у меня нет дачи и нет времени. Чтобы пес сидел и выл дома целый день? Нет!

Я очень люблю животных. Кошку в свое время привезла из Питера, хотя с этими животными я в сложных отношениях. Но мне удалось воспитать ее как собачьего кота: она была с чувством юмора, держала со мной диалог, прожила 23 года. Но умер муж, и кошка ушла за ним. Полуслепая спустилась по лестнице, когда его выносили…

— Недавно на экраны вышел шведский фильм про Астрид Линдгрен, детским восприятием мира вы на нее очень похожи. Никогда не хотели сыграть роль сказочницы?

— А я детям придумывала сказки, когда они были маленькими. Вплоть до того, что некоторые мои выдуманные истории сбывались. Так, в моей сказке про две елки одна была воображала, такая стройная, а другая — кривая, потому что закрывала сестру во время ветра. Люди спилили красивую елку, а кривая осталась.

Я рассказывала детям придуманную историю о реальных елках, растущих неподалеку. Как-то проезжаем мимо и видим: кривая стоит, а стройную елку действительно спилили.

— За что вас любил Товстоногов, когда вы работали в БДТ?

— Для меня было полной неожиданностью, когда однажды на моем творческом вечере Товстоногов сказал, что я вхожу в десятку его лучших актеров. Я, конечно, обалдела, потому что, судя по репертуару, любви особой не чувствовала. Но Георгий Александрович умел слышать.

— Видимо, в общении с режиссерами актеру требуется особая тактика?

— Вы знаете, какой у меня любимый вид спорта? Снукер. Это разновидность игры на бильярде. Я просто помешана на ней. Там нужно так поставить бильярдный шар, чтобы у партнера не было выхода. Именно такая тактика помогала мне в серьезных диалогах с режиссерами.

Поставить снукер, не дать реакцию, которую ожидают. Это должно быть и в хорошем импровизационном театре, такими я вижу взаимоотношения с партнером. Не вываливаясь из жанра, не нарушая рисунка роли, обязательно делать неожиданные такие ловушечки. Тогда театр будет всегда живой.

— Вас можно назвать трудоголиком?

— Без работы жить не могу. Это часть моей жизни, но не знаю, насколько она счастливая для моих детей. Судьбы детей артистов порой складываются трагически. Мне мама помогала, бабушка, дети не были обделены, я, конечно, ухаживала за ними, занималась, таскала в театр… Но всё равно этого было недостаточно.

— Вас очень любил Эльдар Рязанов и снял в шести своих картинах. Как вы с ним встретились?

— В Ленинградском театре комедии в 1971 году мы играли пьесу «Сослуживцы», по ней был создан фильм «Служебный роман». Я играла Мымру, ту самую, что потом в кино играла Фрейндлих. Рязанов был в восторге от моей игры, сказал, что я Смоктуновский в юбке и что он будет меня снимать. Более того, даже пообещал мне роль в фильме «Ирония судьбы», над которым начинал работать. А потом забыл про меня на целых 15 лет.

Следующая наша встреча состоялась в БДТ, случайно, на лестнице. Олег Басилашвили его «приколол», спросив, почему он меня не снимает: «Нет материала? Так поищи!» И вот я получила первую роль в фильме «Забытая мелодия для флейты». Потом пошли другие.

— С Басилашвили дружите сейчас?

— Дружить с актерами очень трудно. У нас совершенно нет на это времени. Раньше, когда приезжала в Москву, объезжала всех своих друзей. Сейчас, живя в Москве почти 25 лет, не могу доехать до самых близких. Много работы, уйма времени занимает дорога к театру: почти два часа туда и столько же обратно. Плюс дом, домашние заботы. А Олега я, конечно, очень люблю, ценю и с большим пиететом к нему отношусь. Мы были очень близки, когда работали в БДТ.

— Вы много играете в антрепризах. Почему выбрали для себя этот вариант, а не репертуарный театр?

— Объясню. В театре нет возможности самостоятельно выбрать пьесу, роль и команду, с антрепризой это можно. Я задействована в четырех антрепризах и двух театрах. Люблю работать с интеллигентными актерами, которые слышат, видят и понимают.

— Есть мнение, что будущее за антрепризным театром.

— Неизвестно. Всё меняется.

— Многие свысока относятся к сериалам. А вы там блистаете.

— Не могу сказать, что это блеск. Всегда работаю через жуткое сопротивление, потому что материал приходится переделывать. Очень неаккуратные тексты, иногда дерусь за каждое слово. Не переношу вранья. Я живу среди простых людей в Гольяново, знаю, как они одеты, как говорят, что едят. И когда мне говорят, что мой персонаж живет в коттедже и спит на шелковом белье, я не согласна, это вранье.

— С молодыми актерами общаетесь?

— У меня педагогическая практика была один раз в Ленинграде. И то я больше занималась здоровьем студентов, кормила их за свой счет. Ребята были киргизы, безумно одаренные от природы… Если бы я была состоятельным человеком, то открыла бы свою двухгодичную актерскую школу. А так в интернете разместила свою «Азбуку актерскую»: пишу о том, как встать на ноги самостоятельно.

— Интернет сами осваивали?

— Сын помог. А печатать я умела. Как-то на день рождения Чулпан Хаматова, моя любимая бывшая невестушка (экс-супруга сына Ольги Волковой, Ивана — актера и композитора. — «Известия»), подарила пишущую машинку. Обожаю эту вещь. Напечатала на ней три сценария. Один был принят в Свердловске, но потом студию закрыли. Лежит вот теперь. Я не умею продавать, и сейчас человеческие темы никому не нужны. Интересны только детективы и немного быт.

— С Чулпан общаетесь?

— Конечно. Общаюсь со всеми. С бывшими невестками, с настоящими. Всех называю «волчья стая». Мы собираемся по первому зову, когда плохо, когда хорошо. Считаю, что это большое счастье.

— Есть ли у вас спектакли, в которых героини напоминают Ольгу Волкову?

— У меня нет зеркальной болезни, слишком быстро живу. Впрочем, недавно получила сказочную роль в постановке «Дорогая Памела». Текст замечательный. Это то, как я думаю. Впервые точное попадание.

— Как жить долго, с удовольствием и чтобы глаза горели?

— Надо нести ответственность за близких. Когда понимаешь, что не имеешь права сдохнуть, потому что родным будет трудно без тебя, ты живешь и зарабатываешь. Я самая младшая в своей большой семье, но рано стала старшей, занималась пенсией родных, всех лечила, а когда похоронила близких в Петербурге, взяла Москву, в буквальном смысле…

Марина Суранова

Источник

13


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: