18+

Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Несломленный

Возвращение в мир после 18 лет отшельничества

Они не спят на чистых простынях, питаются тем, что удаётся найти, у них нет работы, а из-за условий, в которых они находятся, не всегда есть возможность привести себя в порядок, поэтому длинные бороды, сальные волосы и неприятный запах — часть их образа. 

Бездомные, божми, люмпены... Что мы знаем о них? По сути — ничего. У каждого своя история. Это люди, которые пропили, проиграли, потеряли свою прежнюю жизнь. Большинство из них перестаёт владеть членораздельной речью и издаёт нечто напоминающее рычание вперемешку со стонами. Некогда статные и высокие, они сейчас напоминают сгорбившиеся недвижимые статуи горгулий либо медленно передвигающихся по улице квазимод. Они не помнят свою прежнюю жизнь, их прошлое стёрто.

Если мы откроем новостную ленту, то увидим, что 90% случаев с бездомными — это какой-то абсурд: «Оренбургский бомж отбирает телефоны у сердобольных граждан», «В Екатеринбурге пьяный бомж надругался над 84-летней старушкой», «В Волжском пьяный бомж с гранатой угрожал взорвать многоэтажку», «Петербургский бомж неудачно перевернулся во сне и сломал череп» — это только новости за два дня.

Однако есть и подлинно интересные случаи. Случаи, которые доказывают: не каждый, живя вне общества, опускается на самое дно.

Так, недавно на сайте комплексного центра социального обслуживания населения «Истоки» (республика Карелия, г. Петрозаводск) появилась история об «Робинзоне XXI века». Он был отшельником 18 лет...

Смерть матери стала для Петра Павловича одним из самых болезненных моментов в жизни. Во-первых, он лишился последнего близкого и по-настоящему родного человека: семьёй к 48 годам обзавестись так и не сумел, а отца не было — лишь отчим, с которым общий язык было попросту невозможно найти. Во-вторых, из примерного работника, мастера на все руки, который успел примерить роли механика, тракториста, плотника и даже реставратора государственного историко-архитектурного музея «Кижи» он превратился в бродягу.

Бродяга, бездомный, бомж — любой из этих синонимов мог бы охарактеризовать его жизнь в период с 1997 года по 2001 год, когда Павел Петрович скитался по земле в поисках заработка или каких-то дел. Сам он об этом периоде неохотно рассказывает: возможно, чего-то не помнит, а что-то хочет попросту забыть. Тем не менее, в 2001 году он обзавёлся собственным жилищем:

Старая, трухлявая, гнилая землянка. С одной стороны — болото, с другой — лес. В лесу можно было найти ягоды, грибы, дрова для буржуйки, которую со временем соорудил в жилище мужчина. Тем не менее, Павел Петрович старался практически туда не захаживать, поскольку люди, увидев «лешего» среди густого леса, могли испугаться, запаниковать и даже проявить агрессию. 

Отшельником его сложно назвать, всё-таки в болото он ушёл жить не по своей воле. Кроме того, Павел Петрович был частым гостем в городе: деньги, найденные в лесу, полученные за сдачу металлолома или щедро пожертвованные людьми (некоторые могли дать ему сторублёвую бумажку или даже две), он копил и тратил с умом исключительно на необходимые вещи: соль, спички, чай и крупы. Поначалу, как вспоминает мужчина, много и сильно пил, однако со временем начал использовать спиртовые настои исключительно в медицинских целях.

 
 
 

Если что-то болело, я обращался к Господу, так было проще всего: раз, два — и всё, болезнь прекращалась. Если так вылечиться не получалось, брал «маленькую», выпивал и потом ложился спать. Наутро всё проходило.

 
 
 

Всё, на что денег не хватало: одежда (укрывался и спал на шубах), предметы быта, ловко использованные им для обустройства лачуги, — Павел Петрович отыскивал в мусорных баках.

Так и шла жизнь «петрозаводского отшельника» 18 лет, но годы брали своё. Зима 2019 года стала последней, которую он провёл в  землянке. Набравшись решимости, Павел Петрович отправился за помощью в местный социальный центр, о котором был наслышан.

Грязные, «украшенные» годами труда руки, испачканная в краске и земле, местами дырявая куртка, заросшая, но довольно аккуратная борода, на голове капюшон, а на руках шерстяные носки — так выглядел Павел Петрович, сидя в социальном центре и ожидая «вердикта».

Что это за человек? Каким его видели сотрудники центра? Отшельник? Но он жил так не по собственной воле. Спившийся под старость лет старик? Нет, пить он бросил. Бомж?

Наверное, клеймо бездомного больше всего подошло бы нашему герою: его образ жизни, внешний вид — практически всё говорит о том, что он из «этих». Но не его чистый и добрый взгляд и не его здравый разум. Мужчина сам пришёл в центр, вспомнил и рассказал всё, что помнил о своём прошлом. Теперь он хочет другой жизни: помощи, заботы, внимания, тепла...

Он хранил его — своё прошлое, а, значит, оставался среди людей, не допуская погружения на социальное и моральное дно, как бы туда ни тянул водоворот жизни. 

Роман Морозов

54


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: