Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

«Обрывок жемчужной нити» (Часть 3)

В Роскилле есть на что посмотреть и о чём подумать

Читать Часть 1. ​Зачем пивоварам «ведьмино кольцо»?

Читать Часть 2. Островерхая Дания

Собор Роскилле носит почти официальный титул «главного собора Дании». Он внесён ЮНЕСКО в список Всемирного наследия. И на то есть веские основания.

 

Его начали возводить в 1170 году и закончили через 110 лет, хотя и позднее вносилось немало усовершенствований. Собор стал первым в стране образцом кирпичной готики, причём в её французском варианте: образцами служили галльские соборы.

Тёмно-бордовый Роскилле требует неторопливого осмотра.


Собор Роскилле

Его хорошо разглядывать с разных сторон, всякий раз замечаешь что-то новое. То это тяжеловесная ступенчатая башня, то портал с контрфорсами, то портик с колоннами. Но в поле зрения остаётся хотя бы один из трёх его игольчатых шпилей – два главных на парных башнях и один, поменьше, чуть позади.


Боковой вход в собор

Интерьер же оглушает – несмотря на благостную тишину между службами – своей изысканностью, неповторимостью, неожиданностью.

Начать хотя бы с круглой бронзовой купели – своим основанием она покоится на фигурах четырёх евангелистов. Сверкающий позолотой, состоящий из трех частей алтарь покрыт барельефными и горельефными картинами  страданий Спасителя. Работа датируется примерно серединой XVI века. 


Прославленный алтарь

Орган считается одним из самых изящных среди своих древних собратьев. Самая старая его часть датируется 1425 годом. Сверху и снизу шеренги труб украшены тончайшим золотым орнаментом, по краям в пышных рамах картины на библейские сюжеты.

Он и сегодня наполняет всё пространство проникновенной торжественной музыкой во время церковных служб.


Органу почти шесть столетий

А чтобы поберечь «старичка», певческие концерты, которые здесь тоже устраивают, сопровождает один из двух небольших современных органов, с недавних пор установленных в храме.

Бронзовая, покрытая позолотой дверь носит название «королевской». Украшенная фигурами, по всей видимости, апостолов и колосьями пшеницы, она открывается, чтобы впустить в храм гостей монаршего уровня.


Королевская дверь

И ещё для того, чтобы выпустить на улицу участников свадебной церемонии, конфирмации или похорон. В последнем случае при прощании с особо уважаемым усопшим один из присутствующих по традиции может обрядиться в старинные рыцарские доспехи.


Место упокоения монархов и монархинь   

Начиная с XV века, в соборе стали обретать свой последний приют датские короли и королевы. Сегодня здесь покоятся около сорока государей. Для некоторых воздвигнуты особые часовни, носящие их имя.

Многие гробницы отмечены невероятной пышностью, окружены беломраморными статуями воинов и героев. В других случаях потомки ограничивались лишь могильной плитой со скромным указанием имени ушедшего.

Особая капелла, имени святой Биргитты, пребывает в ожидании ныне здравствующих королевы Маргрете II и её супруга.

Очень трогательно выглядит усыпальница Маргрете I: поверх каменного саркофага на спине в полный рост покоится высеченная из светлого мрамора прекрасная дама в королевской мантии и золотой короне.


Усыпальница Маргрете I

Её считают самой великой из датских правительниц – ведь ей удалось взять под свою руку всю Скандинавию. Фигура на саркофаге изображает монархиню в расцвете её красоты – в 30-летнем возрасте, хотя отошла она в мир иной, когда ей было 59.

А вот Кристиан I славен и тем, что якобы опередил всех монархов, в том числе и гостей Роскилле, своим ростом. Об этом свидетельствует каменная колонна с зарубками и пометками – ростом в сантиметрах и именем датских и иноземных королей, королев, императоров, принцев и принцесс.

Кристиан, как утверждает покрытая красной краской зарубка, имел рост 219,5 см. Зарубка делалась после его смерти, и по свидетельству историков, угодники существенно увеличили рост датскому монарху (в реальности – 185 см). В итоге он на столбе превзошел даже нашего Петра I – 208,4. (Родному императору тоже зачем-то накинули пяток сантиметров).

В списке из 25 имен есть и ещё одно русское – Александр III. 187,3 см – значится на каменном столбе, хотя в реальности по разным данным, было от 190 до 193 сантиметров. Возможно, чтобы уменьшить разрыв в росте с супругой (168 или даже 163 см)?

Ведь появление имени Александра в списке гостей отнюдь не случайно. Дания доверила ему едва ли не самое дорогое – свою принцессу Дагмар. Прах её на протяжении 78 лет покоился здесь, в Роскилле, а затем…

Но эта удивительная женщина, которую многие в России считали, да и считают немкой, стоит подробного рассказа.

Она родилась в 1847 году в Копенгагене в семье принца Глюксбургского, будущего датского короля Кристиана IX. Девочка получила имя Мария-София-Фредерика-Дагмар. А её отец впоследствии обрёл прозвище «тесть Европы»: две дочери стали супругами коронованных особ, сын – греческим королем, другой сын унаследует датский престол, еще двое детей благодаря бракам станут принцем и принцессой далеко за рубежами Дании.

Принцесса Дагмар еще 15-летней девушкой привлекла внимание русской императрицы, супруги Александра II, увидевшей в ней подходящую партию для своего сына Николая. И действительно, уже на следующий год знакомство принцессы и цесаревича Николая переросло в тёплые душевные отношения.


Принцесса Дагмар

Наследник русского престола оказался прекрасно образованным, открытым, тонко чувствующим человеком, да к тому же во многом совпадали и их взгляды: оба считали, что государственное устройство требует неких перемен или, как минимум, совершенствования.

Дагмар стала усиленно изучать русский язык, вникать в православие. И всё же она ощущала себя не просто девушкой, встречающей пробуждавшееся первое чувство, но представительницей датского королевского дома, несущей свою долю ответственности за судьбу страны. Близким и опасным соседом Дании была набиравшая силу Германия, которая навязывала её стране договора на крайне кабальных условиях. И в свои неполные ещё 17 лет вопреки всем нормам и протоколу Дагмар обращается с письмом к отцу своего суженого (что уже общеизвестно) с просьбой оказать помощь её отцу во взаимоотношениях с немцами.

Всё шло к браку, однако случилось непоправимое. Тяжелейшая болезнь приковала жениха Дагмар к постели. Она помчалась к нему на юг Франции, где врачи пытались побороть недуг, но, как выяснилось, не разобрались толком в самой болезни.


Дагмар и Александр Александрович

Туда же приехал и самый близкий Николаю человек – его младший брат Александр. Братья очень любили друг друга. У изголовья умирающего дни и ночи напролет Дагмар пребывала с человеком, переживавшим такую же трагедию, как и она сама. Горе объединило их. Но, как утверждают, и сам Николай обратился к ним с просьбой вступить в союз – ради него, его чувств к ним обоим.

«Я чувствую, что могу и даже очень полюбить милую Минни, тем более что она так нам дорога, – писал Александр Александрович в своем дневнике, как и все в его семье, называвший девушку уменьшительным именем. – …Я уверен, что мы можем быть так счастливы вместе. Я усердно молюсь Богу, чтобы он благословил меня и устроил моё счастье».

Он не только молился, но и настойчиво, как умел, ухаживал. Старался быть рядом, приносил цветы, покорно вместе с ней участвовал в конных прогулках. Его привлекала и её хрупкость, требовавшая опеки и защиты, и ещё больше – открытость и искренность, далеко не частые качества у тех, кто составлял высший свет.

Однако в отличие от брата он не обладал способностью к долгим чувствительным беседам, не отличался присущим тому остроумием, да и внешне не слишком его напоминал. Могучий увалень, он никак не походил на стройного и подвижного – до наступления болезни – Николая.

И всё-таки он затронул какие-то струны в душе датской принцессы. Несомненную роль сыграло и предсмертное пожелание бывшего жениха. Хотя, быть может, Дагмар держала в голове и заботу об интересах её страны.

В любом случае, состоявшаяся в 1866 году свадьба привела к прочному и счастливому, основанному на душевной близости союзу этих таких разных людей.

До этого, в июне того же года в Копенгагене состоялась помолвка, а спустя три месяца на военном корабле «Шлезвиг» она прибыла в Кронштадт. Ей устроили пышный приём: для встречи прибыл государь со всем семейством, состоялся парад русских кораблей, сопровождавшийся пушечным залпом, повторенным 31 раз.

Хрупкую Минни приняли в царской семье как родную. После принятия православия Дагмар уже под новым именем Мария Фёдоровна сочеталась браком с наследником престола могущественнейшей державы.

Своей открытостью, лёгким характером и жизнелюбием цесаревна не могла не располагать к себе. Любила общение, встречи с новыми людьми, удивительным образом совмещая царственность и демократичность.

«Несмотря на маленький рост, в её манерах было столько величия, что там, куда она входила, не было видно никого, кроме неё», – с явным восхищением писал князь Феликс Юсупов, знаток и женщин, и придворной жизни.

Не боясь кривотолков, Мария Фёдоровна танцевала на балах даже на последних месяцах беременности. Первого сына назвали, конечно же, Николаем – в память о близком им обоим человеке. (Это был будущий Николай II). Затем она произвела на свет еще пятерых детей.


В. Маковский. Портрет императрицы Марии Фёдоровны

Но Мария Фёдоровна отнюдь не замыкалась в семье, хотя и считала воспитание детей, в первую очередь наследника престола, своей важнейшей миссией. Она уделяла время и своему увлечению живописью, но куда больше – благотворительности.

Под её крыло была передана опека над многочисленными благотворительными обществами. Благодаря её заботам создавались больницы и учебные заведения, приюты и дома призрения. Она самолично контролировала состояние этих заведений, разговаривала с воспитанниками, выслушивала жалобы, дегустировала еду на кухнях.

Огромную работу она вела в рамках возглавляемого ею Красного креста. В народе она впоследствии обретёт уважительное прозвище – «матушка-императрица»…

Всё в одночасье изменилось первого марта 1881 года: террористами-бомбистами был убит Александр II. Для русской истории – человек, освободивший страну от крепостного рабства. Для Минни – любимый свёкор, душевно, с искренней симпатией к ней относившийся. И отец её супруга, становившегося императором.

На её хрупкие плечи возлагалась огромная ответственность: она делалась императрицей могучей державы. И Мария Фёдоровна с достоинством несла это почётное бремя, не изменяя себе в главном – отношении к семье, к окружающим, стремлении помогать обездоленным и бесприютным.

Её робкие попытки вникать в дела государственные супругом резко обрывались. И она поняла, где лежат границы её «личного царства», и не переступала их.

Предвестником новой трагедии в её жизни стало жуткое крушение поезда, в котором царское семейство ехало из Харькова в Киев в октябре 1888 года. Было убито и ранено свыше трех с половиной десятков человек.

Её супруг вынужден был поддерживать грозившую рухнуть и похоронить под собой людей крышу вагона. Выбравшаяся благодаря этому наружу и выведшая за собой детей, императрица тут же стала оказывать помощь раненым, не пожалев изорвать на бинты собственные нижние юбки.

Тяжелейший удар последовал в 1894 году: мучительная болезнь, вероятно, усугубленная физическим и нервным перенапряжением во время железнодорожной катастрофы, привела к смерти Александра III, которому не было ещё и пятидесяти. На трон вступил Николай, а Мария Фёдоровна стала вдовствующей императрицей.


Мария Фёдоровна и Николай II

Со старшим сыном отношения у неё были непростые. Именно благодаря её настойчивым уговорам в свое время её супруг скрепя сердце дал согласие на брак сына с гессенской принцессой Алисой.

Мария Фёдоровна была уверена: существовавшее между молодыми сильное чувство важнее государственных интересов, которые, по мнению императора, требовали совсем иного, династического союза. Однако после ей пришлось не раз пожалеть о собственной настойчивости.

Появление при дворе в качестве ближайшего друга и «утешителя» новой императрицы, звавшейся теперь Александрой Фёдоровной, Распутина, которого вдовствующая императрица в письмах именовала «этот тип», вызывало у неё стойкую неприязнь. А сама Аликс, как она называет её в своих письмах, «глупа и пуста», «живёт только для себя».

В отличие от прежних лет, Мария Фёдоровна всё больше ощущает необходимость хоть как-то влиять на тревожное развитие событий на её новой родине. С высоты собственного опыта и присущего ей здравого смысла Дагмар видит: старший сын из двух возможных решений редко выбирает верное.

Из вежливости и уважения выслушав советы матушки, Николай II особо не стремился к ним прислушиваться. С немалыми трудами ей всё же удаётся поспособствовать в назначении премьером кабинета Сергея Витте, автора и проводника многих важнейших реформ. Однако попытки отдалить от двора «этого типа» раз за разом наталкиваются на истеричную реакцию невестки и полностью поддерживающего её в этом вопросе венценосного сына.

Поднявшийся вскоре революционный вихрь не пощадил и Марию Фёдоровну. Получив весть об отречении сына, она помчалась к нему в Могилёв. Это была её последняя встреча с ним. Убеждала ли она Николая II отказаться от этого решения или просто выражала материнскую поддержку, не известно.

Потом, с остановкой в Киеве, вместе с двумя дочерями и внуками Мария Федоровна перебралась в Крым. Мытарства, голод, издевательства «братишек в бескозырках» – всё это немолодая уже женщина переносила с достоинством и удивительной стойкостью.

Она отвергла новый удар, преподнесенный судьбой, – известие о расстреле сына и его родных. Мария Фёдоровна попросту объявила: она не верит этому.

В 1919 году английский король Георг V, её близкий родственник, прислал за ней в Крым крейсер. После долгих колебаний, в конце концов поддавшись увещеваниям своих близких, Дагмар рассталась со своей второй родиной.


1919 год. Отбытие из Крыма

После непродолжительного пребывания в Англии Мария Фёдоровна уезжает в Данию. Здесь она поселяется в замке Видере, к северу от Копенгагена, вместе со своей сестрой Александрой, вдовствующей королевой Великобритании.

В 1928 году закончился земной путь этой удивительной женщины – датской принцессы Дагмар и русской императрицы Марии Фёдоровны.


Бывшая императрица в последние годы жизни

Она была похоронена здесь, в Роскилле.

В давние времена, впервые оказавшись в тех местах благодаря журналистской командировке, я со смешанным чувством задержался возле парадного портрета красивой женщины с гордо поднятой головой и величественной осанкой, перебирая в памяти обрывки истории её жизни.

И всё же «матушке-императрице» предстояло совершить ещё одно путешествие.

Согласно её предсмертной воле – быть похороненной рядом с супругом, после переговоров между датским и российским правительствами,  её останки в сентябре 2006 года были из Роскилле доставлены в Россию.

Корабль «Эсберн Снаре» с её прахом был встречен в Кронштадте российскими военными кораблями. Как и за 140 лет до того, был произведён 31 орудийный залп.


Прах доставлен в Петропавловский собор

Она, наконец, воссоединилась с дорогим ей человеком, со страной, ставшей её судьбой. Но не рассталась и с собственной землей. Во время торжественного захоронения сначала патриарх, затем митрополит Петербургский и Ладожский и представители дома Романовых бросили на крышку гроба по горсти земли. Эту землю специально передала королева Дании Маргрете II. И вновь прогремел 31 артиллерийский залп.

Так что в Роскилле есть не только чем полюбоваться, но и о чём подумать… 

Владимир Житомирский

68


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: