18+

Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Пещерные тела мужчин

По вышеперечисленным причинам корректор редко испытывает пиетет к авторам, сколь бы значительными и выдающимися они ни считались «во внешнем мире». У читателя представление о том или ином авторе складывается на основании прочитанного; корректор же — один из тех, кто общается с ними непосредственно, а стало быть, видит разницу между виртуальным образом и реальным человеком.

Авторы, как правило, уверены, что абсолютно все, кто приобщился к их творчеству, должны остаться неравнодушными, более того — восхищенными. И вот автор с горящими глазами заглядывает в корректорскую и спрашивает: «Ну как?..» И не получает ожидаемой восторженной реакции. Ведь корректору в большинстве случаев безразлична очередная «нетленка». Он за день, если говорить о газетной корректуре, читает несколько десятков, а порой и сотен статей и заметок.

Бесспорно, есть исключения, есть и у корректоров любимые авторы.

В эпоху книжного дефицита советских времен, а позднее — в эпоху гласности, когда новая печатная информация хлынула потоком, корректор, наряду с другими издательскими и типографскими работниками, имел привилегию первым прочесть произведения-бестселлеры.

Но внимание: корректор, читающий с увлечением, обязательно пропустит ошибку. Таков закон: увлекаясь содержанием, забываешь о форме. (Написал это — и улыбнулся: а ведь это справедливо не только для корректуры…) Об этом следует помнить каждому корректору: заинтересовала заметка, статья, рассказ, повесть, роман… — держи ухо (точнее, глаз) востро. Ошибки не дремлют!

Не все авторы, безусловно, заслуживают того, чтобы их читали с увлечением. Хотя, наверное, нет на свете ни единого человека, подписывающего свою фамилию в печать, который бы этого не желал. Поэтому, когда автор заглядывает в корректорскую за порцией свежей похвалы и не встречает должного энтузиазма, то обижается. Как следствие, он считает корректоров недалекими людьми, способными только править опечатки.

Уважаемый автор, конечно, не догадывается, что если бы ему выпало вычитать за день тысячу страниц разнообразного текста, он бы вел себя точно так же.

Обида и невоспитанность «недооцененных» — видимо, главная причина того, что к «творческие работники» (беру это словосочетание в кавычки сознательно) к корректорам относятся иронически, и хорошо, если не с презрением. Работа считается малодостойной — «править чужие ошибки! Фи!» — и в то же время «легкой», порой даже «халявной». И одно дело, когда маленький сын одной моей коллеги однажды сказал маме: «Везет тебе — читаешь на работе газету и за это еще деньги получаешь!», а другое — когда это говорят вполне взрослые люди.

Отвечая на вопрос о своей профессии, начинающему корректору нужно быть, к сожалению, готовым к презрительной ухмылке: «А… Корректор… „Чу-щу“ пиши с буквы „у“…»

Это поднимает людей в собственных глазах: уж я-то, слава Богу, занимаюсь делом посерьезней. При этом заниматься действительно «серьезным делом» необязательно.

В одном из детективов Дарьи Донцовой фигурирует девушка-корректор, которая прозябает на этой должности, потому что в детстве ее травили учителя (она лучше них знала русский язык и не упускала случая поспорить) и внушили ей комплекс неполноценности. На вопрос, что ж ты, мол, прозябаешь, она потупив взор отвечала: «Я больше ничего не умею».

«Выпьем за скромных работников — корректоров и машинисток», — значится где-то у Довлатова.

В буклете, изданной нашей газетой по случаю очередного юбилея, всех сотрудников разделили на тех, кто работает головой (то есть журналистов), и тех, кто работает руками (то есть технический персонал, включая корректоров). Так что корректоры, например, точно работают руками…

Такое вот «разделение труда». Но согласиться с ним трудно. Порой кажется, что те, кто работает, согласно этому справочнику, головой, работает другим местом.

Моя коллега Юлия Потемкина, чей сайт в Интернете bronenosets.narod.ru я рекомендую посетить хотя бы ради хорошего настроения, собрала множество именно авторских перлов, среди которых есть, например, такие:

Фон Визен, бессмертный автор «Горя от ума»…

«Слово о полку Игореве», эта русская народная сказочка, начинает потихоньку обрастать мясом и кожей… Сдается, что это и не сказочка вовсе, а самая настоящая история!

«Сага о Форсайтах» — история простой американской семьи, известной по роману Драйзера.

Во время стадии быстрого сна происходит эрекция пещерных тел мужчин — пениса и клитора.

Интересно, что именно такие «пещерные тела», как правило, и ведут «войну не на жизнь, а на смерть» с корректорами.

Хотя, конечно, не стоит вести полемику по принципу «Сам дурак!». К тому же авторы тоже не лыком шиты…

Вот, к примеру, такой случай. Один очень известный журналист, уже в возрасте, процитировав в своей статье одну песню сталинских времен, допустил в цитате ошибку. Корректор хорошо знал эту знаменитую песню, но решил все же позвать автора статьи и указать ему на неточность. Журналист в ответ загрохотал своим бодрым и веселым голосом: «Ну конечно же, здесь ошибка! Конечно! Вы же молодые, вы же не знаете…»

Так что сбить спесь с уверенного в себе человека не так-то просто. Он за словом в карман не полезет.

Каков же выход? Да простой. Делать свое дело. Быть компетентным. И — не бояться авторов.

Они корректора не съедят. Тем более, как было уже сказано выше, в каждом авторе дремлет священный страх перед великим и могучим корректором.

Ваш Роман Олегович Иванов

847


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: