Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Собачье дело

Тарзан, Байкал и Кристоф

О Тарзане я рассказываю не впервые. Это пес моего детства. Отчим привез его из города в нашу деревню уже взрослым, но еще молодым. Звали его тогда Мальчик. Он был посажен в чулан (кладовку в сенях) и заперт. Малюсенькое оконце выходило на двор. Я через эту дырку пытался рассмотреть узника. Потом его выпустили. Когда уже Тарзан ел в гараже, я потянулся его погладить. Он цапнул меня за руку. К счастью, через варежку. Варежка осталась в его пасти.

Тарзан прожил у нас долго, лет десять. Умер от паралича задней части. Он ее волочил, открылись незаживающие язвы, в которых завелись черви. Мать мазала раны карболкой. Тарзан ушел жить под магазинный склад (типа подклети), в магазине работала мать. Он оттуда почти не вылезал, лишь поесть. Матери надоело смотреть на его мучения, и она попросила охотника дядю Петю пристрелить Тарзана. Когда его уводили в сторону скотомогильника, он всё понял. Он смотрел мне не в глаза, а в душу. Этот взгляд я не забуду никогда.

Байкал – это щенок овчарки. Мои младшие братья принесли его от заводчика по фамилии Гюнтер. У нас живет много немцев, а тогда жило еще больше. Даже в сёлах. Байкал рос, рос, а потом заболел «чумкой». И умер, не повзрослев. Но мы к нему успели привязаться и похоронили его со всеми собачьими почестями – в саду под вишней. А вместо него у нас появилась сучка, которую назвали Волгой. Как-то по первому снегу она, еще глупая, убежала на прогулку. И не вернулась. Мы по следам искали её часа два, был вечер, но следы обрывались на проходившей мимо шоссейке. Видимо, кто-то остановился и просто забрал породистого щенка. А уж тут искать бесполезно…

Кристоф – это немецкая овчарка с полным именем Жан-Кристоф, в честь героя романа Ромена Роллана.  Когда я приехал в Москву учиться, меня поселили в комнате, ранее принадлежавшей Кристофу. А Кристоф отправился к порогу. В трехкомнатной квартире в Сокольниках, думаю, крупному Кристофу было тесновато. Огромное количество приходящих людей лишило Кристофа всяческих сторожевых свойств. Осталась одна доброта.

Моя обязанность была гулять с Кристофом. Гуляли мы или вокруг дома, или шли в парк. Если в парк, то на час. И тут псу был праздник. Он носился как угорелый, делал свои дела по нескольку раз, выполнял команду «апорт» и был абсолютно счастлив. Но утром, часов в пять, уже будил меня и звал на прогулку. Вернее будильника не было. Притом, что в половине пятого я мог лишь лечь спать.

Теперь уж Кристофа нет, хозяин сказал, что он умер.

А мне так его не хватает.

 

Бедный Кеша

Откуда он взялся в нашем переулке – бог весть. Прибился. Одиноко, не пойдя в стаю, которая патрулировала нашу окраину с множеством мелких промзон. Все стаи патрулируют промзоны, их там даже специально прикармливают. Это был крупный, светло-пегий лохматый пёс с перебитым задом. Испражняться ему приходилось в мучениях, поэтому подхвостье обросло сухой коркой. Мы назвали бродягу Кешей. Его полюбил весь переулок – жалеючи. Его кормили, а в особо сильные морозы я брал его на двор, сооружал ему подобие будки. Однажды он простыл, и я лечил его водкой. Так обычно лечат животных. Даже слонам для профилактики от простуд и стресса дают полведра водки. Так что знаменитый фильм «Воды слонам!» можно переименовать в «Водки слонам!»

Кеша был пёс ласковый, но бестолковый. Он ко всем лез, ластился, особенно настойчиво в мокрую и грязную погоду. Отбиться было невозможно. Я на автобусную остановку не ходил, а пробивался. И всё равно Кеше удавалось меня изгваздать. Так прошло два года.

А как-то Кеша пропал. Соседка сказала, что его отравила одна тетка – из углового дома. Дом богатый, показательный. Вокруг порядок, цветники. И Кеша имел привычку заходить на эту заповедную, но не огороженную зону. В общем, достал он соседку с угла, и та ему дала отравы. Он умирал долго, лёжа в канаве через дорогу. Скулил. Наверняка, всё равно не держал обиды на людей, которые однажды его уже изувечили. Это был не пёс, а само всепрощение. И я уже не знаю, где в нашем мире люди, а где звери.

 

Год лучшего друга

Татьяна Старостина, заводчик собак, привела для фото на первую полосу новогоднего выпуска газеты сначала девочку по кличке Леди, которой едва исполнился год, а затем – пса Яшу, за которым  проглядывались и сила, и опыт. С псом у нас дело пошло. Хотя оба великана, немецкие овчарки, никак не хотели изображать символ года для газеты. А после уже хозяйка рассказала обо всех своих питомцах, о себе и настоящей дружбе.

- В этом году мы часто ездили на выставки. Мы закрыли «Юного чемпиона», «Чемпиона России» и другие смотры. Были в Тольятти, в Пензе, несколько раз в Самаре. Обычно мы сажаем три-четыре собаки в «ауди» и везём. У нас шесть ценных, племенных собак: две восточно-европейских и четыре немецких овчарки. А в питомнике содержатся коржики (английская немецкая овчарка), алабай и белая швейцарская. Сам питомник находится в Самаре. А тут как бы филиал.

Первая собака у меня появилась в 1970-м году, звали Рубин, восточно-европейская овчарка. Очень известный в городе пёс. Прожил 11 лет. Мы ездили с ним и в Самару, и в Москву. У него много наград, все они целы. За экстерьер, за дрессировку, за сторожевые качества, за умение ходить по следу. После смерти Рубина я восемь лет не держала собак, горевала. А потом, как говорится «сорвалась». А где одна –  там вторая, где пять – там десять.

С собаками не хлопотно, если их любить. Мы дважды вывозим их в поле выгуливать. Берём по три-четыре особи и вывозим на волю. Бывало, что собаки меня защищали. Однажды в районе дач встретился огромный дядька, я была ещё юной, он стал отчитывать за прогулки с собаками. Моя Масяня (вторая в моей жизни собака, молоденькая, недрессированная) послушала, рявкнула – и дядька вдруг заторопился прочь. Мол, некогда ему со мной толковать. А я порядком уже успела напугаться.

Собачьи достоинства – это верность, доброта, самопожертвование и послушание. Но с собакой надо заниматься. Меня часто просят выдрессировать собаку. Я говорю: но тогда она будет слушаться лишь меня, а не вас. И поэтому не беру. В принципе, кинолог учит не собаку, она и так всё умеет, он учит хозяина, как управлять животным. Любая собака обожает учиться. Она ждёт этого момента, теребит хозяина. Люди учиться не любят. Наши дети сидят в Интернете, не хотят читать, гулять, заниматься уроками. Любовь собаки – особая любовь. Собака – лучший друг человека, бескорыстный и преданный. Вот бы в год Собаки эти качества хоть немного передались людям – мир бы стал лучше и благороднее.

 

Дай, Джим, на счастье лапу мне…

На самом деле у Сергея Есенина в стихотворении «Собаке Качалова» это предложение дружбы звучит так:

Дай, Джим, на счастье лапу мне,

Такую лапу не видал я сроду.

Давай с тобой полаем при луне

На тихую, бесшумную погоду.

Джиму повезло, у него был хозяин. И не важно, именитый или нет, тут псу достался как раз именитый – актер МХАТа Василий Качалов. А у многих животных нет никакого. У кого-то был, да не стало, у кого-то и не было никогда. И по улице ходят домашние животные, переставшие быть домашними. Потому что улица и есть их дом. Это четырехлапые беспризорники. Только нет у них своего Дзержинского, брошенного на борьбу с этим социальным злом, и своего Макаренко с его справедливой коммуной. У них теперь закон один – дикой стаи. Перефразировав криминальный девиз про тайгу и медведя, получается: закон – подворотня, прокурор – мороз. И есть еще отлов и отстрел, колеса мчащих автомобилей и козни живодеров. Есть отрава, которую разбрасывают зоофобы или радикальные борцы за чистоту среды. У бомжа много врагов. А редкие друзья уравниваются в изгойстве. Принимая бремя заботы о бездомных животных, они обрекают себя на осуждение, непонимание, а то и откровенную конфронтацию с теми, кто равнодушен к судьбе бродячих собак и кошек, кому и в разрозненно-бродячем, и собранно-домашнем виде эти изгои жить мешают, нарушая их комфорт.

Шел в моем отрочестве в советском кинопрокате такой американский фильм – «Благослови детей и зверей» - о малолетних уличных бродягах и истребляемых гигантах-бизонах. И шел тогда же фильм «Генералы песчаных карьеров» со знаменитой поныне песней «Я начал жизнь в трущобах городских». Теперь они не идут. А что изменилось с той поры? Сиротства, изгойства и обездоленности в мире стало меньше? Земля одна и все имеют на нее право, но у кого-то эти права отняты. И труднее всего отстаивать свои права приходится нашим вчерашним питомцам. Во-первых, разучились, во-вторых, теория естественного отбора слепа и беспощадна. Действовать приходится зубами и клыками, что автоматически усугубляет статус соседа по планете, переводя последних из состояния дружбы в состояние вражды. А врага обычно уничтожают. Это если говорить о собаках. А как быть кошкам, у которых кроме людей с недобрыми побуждениями во врагах те же собаки? Но ведь в природе нет ничего случайного. Даже бродячие животные несут свою полезную функцию. Убери из города кошек – его оккупируют крысы. Не зря в Эрмитаже стаи кошек состоят на государственной службе.

Все это предыстория.

В Бугуруслане и кошек, и собак на улицах немало. И порой это доставляет реальное неудобство. Но если в Европе в порядке вещей частные приюты для бездомных животных, всякие собачьи отели и санатории, то у нас это до сих пор экзотика. У нас с людьми в такой же ситуации еще не все благополучно. И старания отдельных энтузиастов – капля в море бездеятельности и равнодушия. Но хоть кто-то проявляет заботу о лохматых бродяжках. Как это делает Эльвира (фамилию она просила не называть по вышеназванным причинам). Это странно – делать благое дело, чувствуя себя подпольщиком, чуть ли не нарушителем общественных устоев. Это ненормально. Это диагноз душевной болезни самого сообщества. Мораль диктует агрессивно-бездушное большинство, – в этом мире мы хотим жить?

Эльвира лет шесть спасает собак и кошек. Не жалеет на это средств, которые у нее весьма ограничены. Она их не только кормит и обеспечивает надлежащими условиями, но и лечит. Ведь многих приходится просто возвращать к жизни. Сейчас у Эльвиры 9 кошек, 18 щенков и несколько собак. Каждого питомца Эльвира старается пристроить в хорошие руки. Одну из кошек, Алису, например, увез для сына в Санкт-Петербург летчик, прилетавший сюда в командировку. Это вообще уникальный случай везения в приютской судьбе. А еще была у нее собака Цыганка, потому что удержать ее не могли никакие стены и запоры. Полгода обитала в городе, завела себе друга, заболела, желчь пошла, совсем дело у Цыганки было плохо. Эльвира нашла ее почти умирающей. Выходила, забрав себе вместе с другом этой Цыганки, который на нее и навел. Но потом соседи вызвали стрелков, и Цыганку, выпущенную на улицу погулять, убили ядовитым дротиком. То есть Цыганка, уже выхоженная, во второй раз умерла на руках Эльвиры. Другу ее после Эльвира все-таки нашла хозяев, он живет теперь у богатых людей.

На улице Широкой жила семья. И был у нее пес Шарик. Особенно его любила дочка хозяев. Дом был большой и длинный, вытянутый. А двери летом всегда открыты. Как-то девочка поставила чайник, а сама прилегла в дальнем конце дома. И уснула. Чайник выкипел, потушил пламя, и в дом пошел газ. И этот дворовый Шарик почуял неладное, ворвался в дом и разбудил ребенка. После дом продали. Вместе с Шариком. Новые хозяева Шарика не полюбили и выгнали на улицу. Это как в пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад», где сад продали, дом тоже, все уехали, двери заколотили. А в доме забыли старого слугу Фирса, беспомощного и никому не нужного. К сожалению, это вовсе не исключение из правил, по которым многие из нас живут и строят взаимоотношения с окружающим миром, от которого порой зависят. Предаем родных, друзей, детей и зверей… Где-то скрепя сердце, а где-то безразлично и безоглядно. Не думая, чем нам это аукнется.

Вы видели глаза спаниеля? Если нет, то вспомните глаза Юрия Никулина в зрелом возрасте или Олега Ефремова в фильме «Три тополя на Плющихе», когда он слушает песню «Нежность». У этих великих актеров глаза спаниеля. Или нет: у собаки спаниеля глаза любимых актеров Никулина и Ефремова. Вот ведь как все взаимосвязано.

А теперь о приюте для бездомных животных.

Принципиальное согласие администрация города на это дело дает. Готова отвести земельный участок. Но городская казна это бремя никак не тянет. В силу разных причин, которые уже не принципиальны. И поэтому нужны благотворители. Это не коммерческий проект. Это вложение в совесть.

А мне не дает покоя кадр из фильма о Белом Биме Черном Ухе. Когда он бежит за поездом, в котором уезжает героиня Ирины Шевчук. Последняя из тех, кому в этом городе Бим верит. Он бежит по шпалам и ранящей лапы щебенке до полной потери сил. А поезд идет по расписанию, где нет такой экстренной остановки – из-за брошенного пса. И девушка не может сойти и остановить Бима. Финал истории про Бима вы все помните. Вы всегда плачете от отчаяния и бессилья, потому что до встречи с хозяином, после всех мытарств, несчастному псу не хватило нескольких часов. Вы всегда смотрите этот фильм, когда он идет. Вы не можете его выключить. Вы даже знаете, что в роли Бима снялся другой пес, звали его Стив, а по-русски Степка, и реальный Степка остался жив. Все это сила искусства. Но Бим умер. Он умер в жизни и умер в книге писателя Гавриила Троепольского, по которой снят фильм. Он умер не от голода и холода. Он умер от невыносимой тоски и обиды. Поэтому вы плачете. Вам тоже невыносимо обидно. Потому что вы люди.

 

И вновь о собачьем приюте

Затеянная добровольным обществом защиты бездомных  животных акция по сбору средств на приют нашла как сторонников, так и противников. На прошедшем в конце апреля собрании активистов возник диспут: рентабельно ли само мероприятие по созданию зверопитомника? Присутствовало 9 человек, среди которых ветеринар и юрист. Большинство склонялось к тому, чтобы довести дело до конца. Но у специалистов возникло немало весомых контраргументов. И согласование действий  переросло в нешуточный диспут.

По словам  заведующего частной ветклиникой «Грэм» Александра Лепского, в Бугуруслане только бродячих собак насчитывается от 2 до 3 тысяч. Ежегодно на их отлов выделяется 700 тыс.руб., из которых расходуется от силы половина суммы. За состоянием дел с бездомными животными следит соответствующая служба –  ЧПК (противоэпидемическая комиссия), к которой привязаны ветеринарная служба, Роспотребнадзор, городская администрация и др. И возглавляют эту комиссию два зама главы города. Без участия администрации эту тему не решить. Содержание одной особи в питомнике обойдется в 300 руб. минимум ежедневно. Это и корма, и обслуживающий штат, и коммуникации, и лечение…  Есть ряд санитарных требований (удаленность от жилых домов и т.д.). Поэтому разумнее всего было бы отловленных животных стерилизовать, причем самцов, т. к. прирост поголовья больше всего зависит от них.

У сторонников приюта на сей счет свои соображения. В основном гуманитарного свойства. И в первую очередь пробуждение общественной сознательности, забота о морально-нравственных качествах людей, призыв к гуманному обращению с домашними животными. Особенно поборников защиты животных беспокоит то, что неприглядные картинки этой общей проблемы встают перед глазами детей. Ведь отношение к животным, равно как и к старикам, инвалидам и т.д., характеризуют духовное состояние нации.

В итоге собрание пришло к выводу, что для выработки плана действий надо время. К работе необходимо привлечь грамотных специалистов, вооружиться положительным опытом, изучить законы, просчитать все расходы, подумать о длительной перспективе. А пока сообществу требуется молодой специалист для работы в Сети. И по-прежнему идея сбора средств остается в силе. Потому что с ордой бездомных животных, особенно на городских окраинах, где стаи собак уже напоминают волчьи, что-то делать все равно надо. Полагаться на одно административное вмешательство активисты считают недостаточным. Отстраняться от проблемы – по меньшей мере, походит на равнодушие и безразличие. Защитники животных ищут любой приемлемый выход из сложившейся ситуации. Собранные средства, так или иначе, пойдут на благое дело.

Сообщество нуждается в учредителях благотворительного фонда, требуется 3-4 физических лица, особенно нужен юрист, любящий животных.

На сегодняшний момент документы отправлены для регистрации в Оренбург. Скорее всего, будет образован филиал Гайского приюта на территории Бугуруслана. Место после прохождения всех процедур городская администрация согласна выделить бесплатно там, где подберут устроители звероприёмника. Для этого сюда приедут представители из Гая. А пока у активистов убедительная просьба к жителям Бугуруслана – не подбрасывать ни в ветлечебницу, ни на дом участникам благотворительного проекта своих котят и щенков, т.к. за них ответственность лежит на хозяевах, к тому же надлежащих условий для их массового содержания в приюте ещё не создано.

 

Пес на обочине

Зимовать в поле существу, не выросшему в диких условиях – участь, мягко говоря, незавидная. Даже если ты собака. Вспомним трогательный мультик «Жил-был пес» и состояние этого пса, когда хозяин выгнал его из дома по старости и, стало быть, бесполезности. А там было лето. Но бедный кудлатый изгой не смог себе добыть на пропитание ни птичку, ни мышку, и в силу отчаяния готов был свести счеты со своей собачьей жизнью. Это сказка, где псу помог абориген дикого леса – волк. К тому же дальний родственник. Который забыл старые обиды и проявил не свойственную волкам человечность. А в жизни – не как в сказке. И все прямо противоположно: люди проявляют к братьям своим меньшим животное бессердечие. И даже животных обижать не хочется, потому что этим бессердечием звери не обременены. Они естественны. И по капризу и блажи не способны на подлость. Ими движет инстинкт выживания, и каждый их шаг «морально» оправдан.

А вот откуда взялся бездомный пес на пригородном участке дороги между Завьяловкой и Козловкой в разгар зимы, которая в этом году суровая, никто не знает. Скорее всего, выбросили из машины. Проезжающие ежедневно видят из своих кабин свернувшийся на обочине темный клубок. Людей пес к себе не подпускает. Просто убегает в поле. Наверно, это собачья обида. Животное не верит человеку и не ждет от него ничего хорошего. Ученые доказали, что интеллект собак близок к интеллекту приматов. Если это крупная собака, то у нее ум пятилетнего ребенка. И получается, что в чистое поле выбросили пятилетнего ребенка. Без привычки жить на воле, без крова, без еды и умения ее добывать. То есть обрекли животное, всей эволюцией сросшееся с человеком и его средой, на верную гибель.

Это напоминает случаи, когда безответственные мамаши выбрасывают своих новорожденных детей, живыми, в мусорные контейнеры и мусоропроводы. В любое время года. Это не укладывается в разум. Какое-то тотально одичание. В мирное время, в 21-м веке, в цивилизованном сообществе, при достаточном уровне материального благополучия… Что ими движет? Во-первых, неблагополучие как раз моральное, внутренняя ущербность. Никакие самооправдания это не объяснят. Это как избавиться от орудия преступления, что ли… Во все времена детей, как и животных, не выбрасывали, раз уж на то пошло, а подбрасывали: в монастыри, в приюты, просто к чьей-то двери. Сопроводив запиской. Бога боялись. Теперь Богом кого испугаешь?

На зимней трассе псу погано втройне: от предательства, от выпавших лишений и безбудущности.  Смысл собачьей жизни утрачен. Нет даже стаи, которая б поддержала. И что-то его держит на этом месте. Может быть, слабая надежда,  что выбросивший хозяин вернется и возьмет обратно? Псы умеют прощать. Но хозяин не вернется. А добрые люди поставили псу будку. Пес в ней не ночует – может, из принципа. Кто-то ему привозит кости, другую прокормку. Ни в одно из близлежащих сел пес тоже не идет. И забрать себя чужим людям не дает… Какой-то замкнутый круг, отчего еще безысходнее.

Что случилось с этим существом, жертвой каких обстоятельств стал пес, зимующий в поле, неизвестно. Еще одна аномалия на культурно-социальном фоне нашей действительности. В редакцию звонят люди, им небезразлична судьба несчастной собаки. Видно, что пес не бродячий. Что предан – и кем-то, и чему-то (раз не уходит). Что вид его одиночества разрывает сердца проезжающих, у кого сердца еще не захолодели, как эта заснеженная даль. И хочется какого-то разрешения этой беды. Хотя бы потепления в природе, что произойдет точно, о чем не скажешь, зная состояние многих душ. Историй с брошенными ведь не убывает, люди бросают самых близких, а тут какая-то собака… Сейчас бросают удавов, крокодилов, прочую экзотическую живность – как надоевшие или ставшие бременем игрушки.

В оптимистические прогнозы я не верю. Общество черствеет и обесчеловечивается. Это тоже эволюция. Бытие определяет сознание. Сытость и достаток не меньшее испытание, чем голод и нужда. И мы этот экзамен пока не сдаем. Не получается. Тяжело соблюдать простые заповеди. Две тысячи лет пытаемся – и никак. О человечности напоминают нам животные. Ведь сказал кто-то: «Чем больше я узнаю людей, тем лучше я отношусь к животным».  Поэтому так впечатляет цивилизованный мир история отношений тигра Амура и козла Артура. И душещипательная собачья киноклассика: от «Белого Бима» до «Хатико – самого верного друга». И фантазия о Кинг-Конге, напоминающая наш «Аленький цветочек», где красавица разбудила нежность в чудовище, за что оно и поплатилось (за доверие и нежность). Но все это на киноэкране, в Интернете, в книжках… Истории, которые учат добру, состраданию, пониманию и толерантности. А между тем жизнь преподносит свои образы. Не где-то и когда-то, а здесь и сейчас. Один из них – живой, теплый клубок, свернувшийся в белом поле и припорошенный снегом. Грейдер при очистке дороги объезжает это место. И кости появляются регулярно. Но только этого почему-то мало… для покаяния за все бессердечное человечество или за того, кто выбросил домашнего пса на безлюдную зимнюю трассу.

 

Трое в злобе, не считая собаки

Это история о том, как поссорились два уважаемых джентльмена из-за одной маленькой собачки.

Вроде бы обычная, бытовая история. Один немолодой мужчина гулял с собакой, а второму немолодому мужчине это не понравилось. А результат: нанесение одним участником конфликта другому серьезной физической травмы, 33 дня лечения в стационаре и еще почти двухмесячное лечение непрерывно. Благодаря усилиям врачей, особенно травматолога  и невролога, состояние удалось стабилизировать.

Агрессивность в обществе неуклонно растет, это уже общепризнанный факт. Причин множество: от колоссального социального расслоения до катастрофического смещения морально-нравственных ориентиров и отстранения государства от многих назревших проблем. Зачастую люди оставлены наедине с собой. И вопрос справедливости, наиболее присущий нашему обществу чисто исторически, уже стал краеугольным камнем в причинно-следственной цепочке многих событий.

В этой истории главенствует именно то, что справедливость восторжествовала. Дело, чуть было не спущенное правоохранительными органами на тормозах, было доведено до суда. А все только потому, что на личный контроль его взял новый начальник МОМВД России «Бугурусланский». Заурядная «бытовуха» чуть было не переросла в резонансное дело, и под сукно спрятать его уже не представлялось возможным.

А дело было так.

Со слов потерпевшего В. В. М., проживающего в районе старого автовокзала, 29 ноября 2015 года, в середине дня, он возвращался с собачкой по кличке Фрося на поводке домой с прогулки. Путь пролегал через проходной двор. Там его встретил гражданин В. Г. М. с женой, несшие из своего погреба консервированные овощи. Гражданин В. Г. М. в грубой форме предъявил гулявшему В. В. М. претензию: мол, собака гадит у их подъезда. А после набросился с кулаками. У шедшей следом жены напавшего в ведре был замечен молоток. И вскоре последовал удар в правую лицевую часть, пошли многочисленные удары, лицо залила кровь… В таком виде В. В. М. появился перед своей женой, которая в шоковом состоянии вызвала скорую помощь и полицию. После госпитализации пострадавшего только через два дня в больницу пришел сотрудник полиции и снял показания.

Полученные от побоев травмы сначала были квалифицированы как легкие, затем – в средней тяжести. То, что поначалу было представлено как драка, оказалось избиением. Следует учесть, что обвиняемый ранее к ответственности не привлекался, на учете нигде не состоит и вообще имеет весьма почтенный вид. Сам он объяснил свой поступок тем, что В. В. М. его и его жену оскорбил и ударил первым. Но, со слов жены потерпевшего, никакой драки не было по той простой причине, что ее муж неконфликтный человек, верующий, без вредных привычек, с двумя высшими образованиями, к тому же в одной руке он держал собачий поводок. Зато обвиняемый отметился тем, что перегородил часть проходного двора под свой огород, оставив проход впритык к дому, а в ходе следствия неоднократно менял свои показания, подавал встречные иски, в которых правоохранительные органы, что не удивительно, ему отказывали.

До нынешнего судебного заседания уже состоялось восемь, в том числе три в Оренбурге. Потерпевшему В. В. М. предстоит еще одна сложная черепная операция в Москве. А слушание по делу все же поставило точку устами мирового судьи. Дело слушалось в особом порядке, в присутствие государственного обвинителя, прокурора, защитника и корреспондента газеты «Бугурусланская правда» (то есть меня). По просьбе истца не применять к ответчику суровые меры (как лишение свободы) обвиняемый В. Г. М. был приговорен к одному году ограничения свободы. Это означает, что он не вправе покидать пределы города в течение этого времени, покидать квартиру в вечерние и ночные часы и раз в месяц обязан отмечаться у представителя правоохранительных органов. Пострадавший В. В. М. в душе простил своего обидчика, объясняя это пасхальной неделей и христианским милосердием.

Бугурусланский районный суд Оренбургской области в открытом судебном заседании решил исковое требование о взыскании морального вреда в сумме 100 000 рублей удовлетворить частично.  Взыскать с В. Г. М. в пользу В. В. М. 45 000 рублей как возмещение ущерба и 2 000 рублей в счет судебных издержек. В остальной сумме суд постановил отказать. Таким образом, нанесенный физическому и психическому здоровью гр-на В. В. М. вред все же был оценен, хотя и не в ожидаемом размере. Ответчику В. Г. М., с подачи дорогого адвоката,  помог пакет справок о его низкой платежеспособности, в которую суд поверил, хотя и с долей сомнения. Исходя из взысканной суммы – наполовину. В столкновении агрессивного мещанства с «презренной» интеллигентностью (а примеров таких битв в нашей реальности тысячи) нечасто победителем выходит последняя. И все же в этом затянувшемся деле на почве бытовой ссоры двух пенсионеров с разным социальным статусом, надо полагать,  поставлена окончательная точка.

Сергей ПАРАМОНОВ

116


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: