Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Стрелять — так стрелять?

Подрастают полчища новых изуверов – их технологии истребления станут более изобретательными

Этот текст под заголовком «Керченский калиф» был опубликован на нашем сайте сразу после того, как 17 октября 2018 года 18-летний студент Керченского политехнического колледжа устроил массовое убийство. Погиб 21 человек, включая его самого. 
Какие уроки мы (власть, школа, общество)
извлекли тогда из трагедии? Судя по тому, что произошло вчера, 11 мая 2021 года, в Казани — никаких.
И снова некто возомнил себя Богом. 
И снова он оборвал жизни ни в чём не повинных людей. 
И снова оглашаются те же примитивные рецепты-лозунги
: повысить возраст для владения оружием, ужесточить контроль за оборотом, проверить безопасность школ, вернуть смертную казнь, найти, наказать, усилить...
О том ли мы говорим?
И не о главном ли надо?..
В тексте ниже за два с половиной года не изменено ни слова. Но всё калькой ложится и на случившееся в Казани.


 

Керченский калиф

(17 октября 2018 г.)

Не хочу вслед за другими авторами тиражировать его имя. Ничтожество, прервавшее чужие жизни, именуется ничтожеством, и никакие другие номинации для него неуместны. Но что дало ему основания считать, что он не тварь дрожащая, а право имеет? И в чём повинны все мы?

 

Никак не отделаюсь от ощущения, что уже лет двадцать мы живём от трагедии до трагедии, к ним привыкли и уже не реагируем на них с той болью, с какой некогда могли.

Взорвали.

Захватили.

Сбили.

Убили.

Уничтожили.

Намеренно или нет, но в российском обществе выработана страшно развращающая человеческую натуру привычка — к смерти, теракту, любой беде, безнравственности, коррупции, равнодушию.

Нас, пожалуй, уже ничем не удивить.


Если бы общество имело лицо, взглянув в зеркало, мы бы в страхе отшатнулись: человеческий облик изуродован, размыт, потерян. Отдельные черты ещё вполне себе ничего, а некоторые даже привлекательны, но общий вид до того непригляден – хоть вой.


Пройдёт ещё несколько дней — все переключатся на обсуждение новых громких событий.

Керченская боль притупится.

Главные же вопросы останутся без ответов.

Куда же мы с вами шли все эти годы, дорогие сограждане, и какую пограничную черту перешагнули?

Причём тут глобализация, к которой привычно апеллирует президент?

Как всем нам жить дальше и как воспитывать детей, чтобы они не превращались в убийц, тем паче массовых?

Не знаю, как вы, а я не слышу ответов на эти вопросы в многоголосье государственных деятелей, экспертов, публицистов и комментаторов.

Вместо них — предложения усилить безопасность учебных заведений, расширить полномочия Росгвардии и ужесточить в государственном масштабе ещё чёрт-те-что.

Эти заявления глупы.

Эти заявления недальновидны.

Эти заявления опасны.

Керченский калиф на час — история не про свихнувшегося подростка, возжелавшего кровавой славы.

Это история не про безопасность.

Это история не совсем про семью и недостаток любви и внимания к ребёнку, хотя и про неё тоже.

Лично для меня это история про абсолютную неприменимость к нам той системы ценностей, которую истово прививают на всём постсоветском пространстве уже тридцать лет.

Что главное в этой системе?

Деньги.

Единственное мерило успеха — деньги.

Средство для его достижения и удержания — деньги.

Власть — это деньги.

Деньги, деньги, деньги… За ними не разглядишь ни человека, ни порывов его сердца, ни идеологических и духовных терзаний.

О чём думал керчинский палач? Очевидно: был одержим высшей в его понимании идеей, о которой нам остаётся только гадать. И эта идея вряд ли связана с деньгами.

Месть за унижения?

Ненависть?

Протест?

Личная боль?

Социальная ущербность?

Духовная потерянность?

Желание что-то доказать, изменить мир, заявить о себе?

Из первых журналистских расследований ясно: долгие годы будущий зверь был страстно увлечён компьютерными играми, преимущественно военными стратегиями, «стрелялками», суть которых — убийство.

В отсутствие любой другой идеологии, которую ему не предложили ни семья, ни общество, его идеологией стала жестокость. В сети нашлись «свои». 


Жизнь, в которой есть идея – даже самая отвратительная, но которую разделяешь не ты один, кажется уже не такой бессмысленной.


Эту жуть мы ещё не вполне осознали: на наших глазах всё сильнее размываются границы виртуального и реального миров. Выросло не одно поколение людей, для которых убийство человека — только средство для прохождения на новый уровень.

Их кажущаяся безыдейность — самая страшная на свете идея.

Мы не можем собрать и уничтожить всех заигравшихся, а потом подарить им новую жизнь.

Так бывает только там, в придуманном мире.

А значит, повторения новых трагедий в мире реальном не избежать.


Подрастают полчища новых изуверов  их технологии истребления станут более изобретательными.


Мы, кажется, доигрались.

Мало это понять и почить в печали.

Пора договориться.

Деньги не могут быть нашей общественной скрепой.

Как не может им стать навязываемый парадно-квасной патриотизм, который у порядочного человека вызывает изжогу.

Нашему человеку нужна идеология, которая выше идеи победы капитала над всем и вся. Только на фундаменте этой идеологии может быть выстроена новая система образования и воспитания молодого человека. Без неё все разговоры о воспитании и образовании бессмысленны. Потому что они не имеют под собой никакой почвы.

Никакой. Кроме денег.

Ну нельзя (недальновидно, преступно, глупо!) бесконечно апеллировать к былым подвигам и заслугам — нам надо видеть их сегодня, сейчас или хотя бы представлять в обозримом будущем.


Русь, куда ж несёшься?..


Где та идея, которая будет вдохновлять нас строить лучшие в мире дороги и космические корабли, разрабатывать и внедрять передовые технологии?

Где та идея, которая родит для великой России новых великих ушаковых, менделеевых, строгановых, муравьёвых-амурских, лобачевских, гагариных?

Где та идея, которая по-настоящему нас захватит и объединит, поможет поверить в себя, в своё окружение и в свою Родину?

Понятно, что завтра она не появится, но только общественный отказ от идеологии денег может породить спрос на иную систему ценностей — по крайней мере, на её осмысленный поиск и обсуждение.

Какую идеологию мы готовы предложить юным ищущим душам сейчас?

Кто и что может стать для них нравственным, личностным маяком в этом трансформированном, жестоком и несправедливом мире?

Пока на государственном уровне эти вопросы замалчиваются, искать ответы надо самим.

А для начала хорошо бы почаще заглядывать в компьютеры и в телефоны, чтобы по меньшей мере знать, расстреливает ли кого-то в виртуальном мире ваш ребёнок.

Николай Черняев

541


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: