Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Свобода от стереотипов для детей и родителей

Вы познаете Истину,
И Истина сделает вас свободными.

Евангелие от Ионанна.

Мария Московская

Больше всего стереотипов у нас связано с детсвом. Многие годы считалось, что наши дети — счастливые, образование — самое лучшее, мороженое — самое вкусное, — педагоги самые добрые, медицина — самая прогрессивная и тп.

В действительности мы имели непрофессиональных врачей, путавших ветрянку со скарлатиной, командно-административных училок, не умеющих разговаривать по-человечески, грязные и запущенные детские сады и больницы, самые дешевые и неэффективные лекарства, убогие игрушки, однинаковая молодежная одежда «модного» булыжного цвета, мало отличающаяся от школьной формы и постоянный, ни на минуту не прекращающийся стресс, связанный с пребыванием в школе (достаточно вспомнить энергетически невыносимое: «К доске пойдет…»).

Сейчас, конечно, многое меняется. Давно испарилась тусклая школьная форма, разнообразился скудный рацион обязательных школьных завтраков, появляются молодые талантливые учителя, квалифицированные платные врачи, хорошие импортные лекарства, убогие пионерские лагеря уступают место выездным клубам по интересам, всего не перечислить. Но главное, что на мой взгляд, должно резко поменяться и почти не изменилось до сих пор — это система воспитания. Отношение старших к процессу воспитания. Прежде всего в семье.

Ведь до сих пор считается, что прав тот, кто старше, ребенка надо иногда баловать, успеет еще надорваться и переработать, у детей должно быть золотое детство, родитель (учитель, ведущий спортсекции, библиотекарь, воспитатель) всегда прав, и многое, многое другое.

Так ли это на самом деле? Почему-то многие наши родители, а также бабушки и дедушки считают своим святым долгом воспитать правильно свое чадо. При это «как правильно», каждый понимает по-своему, в силу своего жизненного опыта. Старшие всегда уверены, что они-то уж точно знают, как прожить жизнь и вырабатывают своеобразные инструкции по ее (жизни!..) применению. Хотя жизненный опыт каждого человека неповторим…

При этом воспитатели даже не подорзревают, что не только родители воспитывают детей, но и дети — родителей, а подлинное воспитание подразумевает прежде всего свободу: свободу самовыражения, свободу выбора, свободу творчества. Только так можно воспитать умение быть собой, способность отстаивать свое собственное мнение, не бояться ошибиться, не стремиться угадать и угодить, быть в постоянном творческом поиске, поиске пути, своего места в жизни. Привычные стереотипы лишь ограничивают нашу общую свободу.

Конечно, за семьей, церковью и школой остается неоспоримая прерогатива: сделать из маленького человечка настоящего христианина, привить стойкость духа, приверженность Вечным Ценностям. Наша обязанность научить его быть сильным и милосердным, целеустремленным и неунывающим, дать хорошее образование. Этого за нас не сделает никто. Но каким образом идти к намеченной цели, то есть как осуществить процесс воспитания — вот в чем вопрос.

Всегда ли мы понимаем, как важно оставлять за ребенком свободу выбора и самостоятельность мышления, не навязывая своего мнения, пусть даже самого правильного? Ведь все самые важные в жизни выводы ему придется делать самому. Самому принимать решения, самому отвечать за них. Как лучше привить навыки общения, толерантности, научить уважать не только свою свободу, но и права и свободы окружающих, быть независимыми и терпимыми к чужим мнениям, порой вовсе противоположным наставническим?

Как научить любить природу и восхищаться каждым лучом солнца, первым снегопадом, веселым весенним ручейком в лесу, озорной синичкой, прилетающей под окна пропыленных городских квартир? Учим ли по-настоящему, не для галочки, любить и понимать богатейшую художественную литературу, прививаем ли постоянную потребность в потреблении информации, как семантической, так и эстетической? Не боимся ли мы научить их беззаветно любить ближнего, защищать слабого, не быть только прогмматиком? Одним словом, быть самим собой.

Книга Марии Романушко «Письмо тебе» отчасти отвечает на многие вопросы. Она развенчивает стереотипы, связанные с детством, самой «нестереотипной» и парадоксальной порой нашей жизни.

Несколько слов об авторе: Мария Сергеевна Романушко — писатель, педагог, автор нескольких книг и поэтических сборников, множества статей по педагогике… Это, если сухо и коротко.

А если более полно… У Марии Романушко двое детей, и вся ее литературная деятельность, вся материнская практика — последовательное разрушение стереотипов, связанных с детством и детьми, от собственных переосмысленных отроческих впечатлений до материнской практики. Своеобразная «Мамина школа»…

Своего первого сына Антона она родила в 1976. «Недетсадовский ребенок», нежная душа, романтик и поэт, неспособный жить в коллективе по его, коллективным законам. Дочь Ксюша родилась 14 лет спустя, снабженная целым «букетом болезней».

Мария Сергеевна полностью реабилитировала и социально адаптировала обоих детей. Сама, без помощи могущественных медицинских центров, великих психологов и прославленных педагогов. Вернее, совместив все в себе. Настоящая любовь могущественна и умна.

Сейчас Антон Кротов — известный путешественник-автостопщик, создатель Академии Вольных Путешественников, собиратель наиболее полной и систематизированной информации о самых разных путешествиях, маршрутах, средствах транспорта, фотограф и художник. Он издатель, участник многих телепрограмм и активный популяризатор теории и практики путешествий. Восемнадцатилетняя Ксения Кротова — поэт, прозаик, художник, инструктор иппотерапии, преподаватель.

«Письмо тебе» — сборник рассказов о детях для детей, а также для подростков, молодежи, родителей, бабушек и дедушек. Для всех, кого всерьез интересуют проблемы, связанные с воспитанием и пониманием. Одним словом, для модного сейчас семейного чтения. Или для индивидуального, что не хуже.

Мы поговорим о двух рассказах из этой книги: «Зеленая зима» и «Прочтешь, когда вернешься». Первый о маленькой доченьке, второй — о взрослом сыне. Первый о том, как мы воспитываем детей, второй — как дети воспитывают нас.

Гармония детской души в картинках

…Какое хлопотное дело — воспитание малыша! Сколько внимания, терпения, любви, сил физических и душевных оно отнимает!.. Как тут найти время для чуткого и вдумчивого отношения к ребенку? Когда остановиться, присмотреться, прислушаться, понять: перед тобой очень маленький, но вполне сознательный человек со своими взглядами на жизнь, творчество, природу вещей, если хотите.

Традиционный вопрос: не рано ли? «Почему-то считается, что до трех лет давать детям краски не стоит. Измажутся сами, измажут все вокруг, да еще в рот их потянут, приняв за разноцветные конфеты! Хлопот не оббершеься…» Но если бы материнская интуиция не подсказала автору, что самое время дать девочке краски кисточку, стала ли она талантливым художником?

Картина «МЕТЕЛЬ».

«Красный мазок, синий, зеленый, еще один синий… Плотно, с наездом один на другой, в центре листа. Кажется — это силуэты человеческих фигур, сцепленные единым ритмом. Странно и неожиданно: совсем нет белого. Впрочем, белый, конечно, есть: белым оставлен фон, окружающее пространство — ничем не ограниченное, уходящее за рамки листа бумаги… И на белом — танец, вращение, завихрение разноцветных фигур…

Музыка метели… Я слышу ее, когда смотрю на эту картину.«...

«…Эти рисунки казались магическими (по сути) и совершенными по форме.

Они удивляли своей наполненностью — заполненностью листа.

«Ты смотри, ничего лишнего!» — изумлялись мы. — «И как все уравновешенно!»

При этом мы допускали, что так (или — похоже) рисуют все дети. Что гармония Ксюшиных рисунков — свидетельство, прежде всего, не художественного дара, а гармонии детской души.«

Стоп! Не пропустить бы самое главное: рассмотреть, раскрыть в маленьком ребенке его неземное по удивительной сгармонированности и целостности восприятие Божьего мира в его благодатной полноте. Этот дар — дар благодарной любви маленького существа, частички целостной гармонии к своему Единому Целому. Маленькая звездочка, прилетевшая с неба на Землю принесла с собой частичку небесного Абсолюта и жаждет бескорыстно поделиться ей с миром. Поделиться Небесным с земным: «…ну, конечно же, все дети рождаются поэтами и художниками. И чем ребенок моложе, чем ближе к космосу, из котрого он пришел, — тем вернее у него слух, тем зорче взгляд.»

И тут вмешиваемся мы, воспитатели, учителя, родственники, соседи, и с самыми благими намерениями приучаем дитятко к жизни на грешной земле, перевоспитываем его: «частенько все силы прикладывают именно к тому, чтобы усыпить в ребенке космическое и привить земное. А то и вовсе приземленное, сугубо бытовое понимание вещей и явлений… И космическая ипостась в человеке постепенно отмирает… Господи, как же это грустно!)».

А наши ни о чем не подозревающие космические пришельцы, бескорыстные спасители заземленных душ так щедро делятся с нами привнесенной таинственной силой, что поневоле и мы приобщаемся к иной, высшей, лучшей реальности. Почти бессознательно, не по-книжному, по-настоящему: «ЗЕЛЕНАЯ ЗИМА». Кисточка уверенно выбрала только две краски: свежую, пробуждающую — зеленую и радостно-будоражущую — алую.

Я смотрю на небольшую картинку размером в альбомный лист — и ныряю в нее с головой: насыщаюсь, напитываюсь красками и светом, по которым соскучалпась моя уставшая в круговерти душа.

Доченька, спасибо! Ты — в который раз! — помогла мне ПРОСНУТЬСЯ«.

Только подлинная любовь и уважение к ребенку помогают разглядеть в нем личность. Считаться с этой маленькой личностью, уважать и ценить ее.

«Был мартовский день, залитый солнцем…

Моя девочка с упоением рисовала. Оранжевое ликующее солнце выплеснулось на лист бумаги, залило его от края до края…

— Ксюша, какая пркрасная картина!

— Нет, еще не конец.

— Ой, не надо больше ничего, умоляю! Ты можешь испортить.

— Не испорчу! (твердый взгляд, поджатые губы).

— Ну, пожалуйста… — скулю я, — отдай мне картину, она готова, а я тебе другой листик дам.

— Не надо! Я буду рисовать на этом Еще не конец!

...

— Я знаю, как надо!

... Я не художник. Художник — она. Я только смотрю, наблюдаю, удивляюсь, радуюсь.. И льшь изредка вырвется: «Не делай больше ничего с картиной! Она уже готова!»

Но и эта просьба воспринимается как насилие над личностью, над волей художника«.

Только такое по-настоящему уважительное отношение к ребенку дает благодарные плоды. «Я не художник. Художник — она». Как далеко это от нашей привычной реальности, где воспитание проходти под девизом: «Делай как я!» Не мешает ли нам этот древний как мир стереотип?..

«Все будет хорошо, потому что я тебя люблю.»

Рассказ «Прочтешь, когда вернешься» — череда писем, написанных, но не отосланных сыну, уехавшему в… Афганистан.

Если Ваш сын вдруг сообщает, что через несколько дней намерен отправиться в Афган, да не в турпоездку со страховкой и полным пансионом, а вольным путешественником, автостопщиком, то какой будет Ваша первая (она же последняя) реакция? Конечно, страх. Огромный, безразмерный, поглощающий и не отпускающий ни на секунду. А если принять во внимание, что все Ваши домочадцы в отъезде, и Вы остались одна в душной летней городской квартире, наполненной страхом, нетрудно представить, что он медленно, но верно заслоняет собой все остальные чувства… Куда-то исчезают любовь, благоразумие, сама вера.

И матери приходит в голову гениальный в своей простоте ход: записывать все свои мысли и , мысленно обращаясь к сыну. «Прочтешь, когда вернешься»… В них она делится с ним и с самой собой своими сомнениями, переживаниями, размышлениями, болью и надеждой, маленькими и большими открытиями на пути преодоления страха, освобождения от него:

«Каждое твое путешествие, родной, — для меня испытание. Порой кажется: непосильное. Когда подступает страх… Я не знаю, откуда он приходит. Скорее всего, из головы. Точнее, из газет, из телевизора входит в голову. А потом, застав меня врасплох, впивается в сердце.»

Как бороться со страхом? Как победить другие искушения, мешающие полноценно жить, не мучая ни себя, ни других напрасно? Ответ один: научиться любить. Любить и доверять Господу Богу, у Которого для всех нас найдется место в Сердце:

«…Бог есть Любовь. Та самая Любовь, что живет в нас… Именно Любовь — а не страх. Страх — от лукавого. … Во мне живет Бог, который хочет тебе добра… И от меня требуется очень простое действие: послать эту Божью Любовь, которой я переполнена до краев, — тебе, мой родной»

И тут происходит чудо: вместо изгнанного страха сердце матери наполняется любовью. И страх отступает: «…Я почувствовала, что страх уходит из моего сердца, и душа моя успокаивается. Я почувствовала себя рядом с тобой: в кузове грузовика, в палатке, в глиняном домике, на пустынной дороге… Все будет хорошо, потому что я тебя люблю. Разве я могу не доверять Богу, Который живет в моем сердце? Разве Он покинет тебя хотя бы на мгновение?»

Оказывается, дети тоже воспитывают взрослых, способствуют их духовному созреванию: «сын твой не виноват. Он тебе сказал: «Не волнуйся». И на твой вопрос: что я могу для тебя сделать, сынок? — он с улыбкой сказал: «Только одно — не тревожься за меня. Не бойся!… Сын просил тебя об доном-единственном… Тем более, что и делать-то для этого ничего не нужно. А нужно только для этого — НЕ делать. НЕ БОЯТЬСЯ». ... «Неделание, которое равносильно самому трудному: безусловной вере в то, что все будет хорошо. Безусловной вере Богу».

Самоотверженная родительская любовь, не скованная стереотипами, способна многому научить: настоящей христианской любви, доверию ко Христу во всем и всегда, смирению, смелости, доброте, а главное — свободе. Только свободный человек умеет любить так, чтобы его заботы и опека не превращались в сладкую тюрьму для несовершеннолетних, в раззолоченную клетку для обожаемого чада.

Настоящая любовь не порабощает, не владеет безраздельно, она отдает себя без остатка и дарит свободу. Не любовь-обладание, а любовь-дарение. В этом отличие любви христианской от любви эгоистической: «Христос любит и отпускает на свободу» (Клайв Стейплз Льюис, «Письма баламута»). Только через свободную от предрассудков и родительского эгоизма любовь можно познать Истину, которая сделает нас свободными.

Мария Московская,
главный библиотекарь
Российской государственной детской библиотеки.

Книги Марии Романушко можно купить, позвонив торговому агенту Татьяне Мазепиной :
(495) 965-06-13;
8—916-321—69-80 или
самой Марии Сергеевне по телефону:
458—37-71,
либо через Интернет-магазин «Встреча»: www.mv2007.front.ru ;

Адрес авторского сайта в Сети: http://www.romanushko.front.ru/index.html

Статья опубликована в журнале «Нарния: служение детям». -№ 3, 2008.

665


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: