Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

“Тихая дипломатия” академика Капицы

2 часть

Статья в 2 частях. 2 часть.

БОРЬБА ЗА ФОКА И ЛАНДАУ

В феврале 1937 г. в Ленинграде был арестован и обвинен во вредительстве один из близких друзей Капицы - 38-летний физик-теоретик Владимир Фок. Узнав об этом, Петр Леонидович сразу направляет письмо-протест В.Межлауку и одновременно, вопреки совету Межлаука не делать этого, пишет резкое письмо Сталину с поразительно красноречивыми сопоставлениями:
“Такое обращение с Фоком вызывает как у нас, так и у западных ученых, внутреннюю реакцию, подобную, например реакции на изгнание Эйнштейна из Германии... Таких ученых как Фок, у нас немного, и им союзная наука может гордиться перед мировой наукой, но это затрудняется, когда его сажают в кутузку...”

Как видим, Капица без околичностей называет зло злом, прямо осуждает государственное насилие и не избегает очевидных сравнений между социалистическим СССР и нацистской Германией. Так мог писать только человек, чье чувство собственного достоинство и гражданское мужество исключали малейшие сомнения в праве открыто высказывать свои убеждения.

Трудно вообразить такое, но после писем Капицы Владимир Фок был под конвоем доставлен поездом из тюрьмы в Москву, где его препроводили в огромный служебный кабинет. Там его встретил сам “сталинский нарком” Ежов, который извинительным тоном заметил, что “если досадная ошибка вскрывается, ее немедленно исправляют”, после чего объявил, что Фок свободен.

Не успела благополучно завершиться эта история, как возникло “дело Ландау”. Узнав об аресте утром 28 апреля 1938 г. сотрудниками НКВД тридцатилетнего заведующего отделом теоретической физики, Петр Леонидович в тот же день направил письмо Сталину. Тогда ему пришлось впервые столкнуться с новым шефом НКВД Лаврентием Берией, который впоследствии не раз предпринимал попытки расправиться с напористым защитником Ландау.

В письме Капицы не отрицались недостатки характера молодого Ландау. Но Петр Леонидович тут же характеризует его и Фока как “самых крупных физиков-теоретиков у нас в Союзе”.

“Большое будущее идей Ландау признают Бор и другие ведущие ученые. Утрата Ландау как ученого нашего Института, как для советской, так и для мировой науки, не пройдет незаметно и будет сильно чувствоваться”.

Капица, разумеется, знал о резких, безоглядно откровенных высказываниях Ландау по поводу царившего в стране режима. Тем решительнее выражает он сомнение в том, что Ландау “способен на что-то нечестное”. Завершается письмо характерной фразой: “Никто как другой ученый, обо всем этом написать не может, поэтому я и пишу Вам”.

Целый год Капица искал возможности воздействовать на Сталина и ближайших к нему должностных лиц, привлекая их внимание к “делу Ландау”, содержавшегося в Бутырской тюрьме. Решительный ход был предпринят Капицей в связи с открытием им сверхтекучести гелия. 6 апреля 1939 г. он написал Молотову, что в ходе работы ему “удалось найти ряд новых явлений, которые возможно, проясняют одну из наиболее загадочных тайн современной физики. Но для этого нужна помощь теоретика. У нас в Союзе той областью теории, которая мне нужна, владел в полном совершенстве Ландау, но беда в том, что, должен прямо сказать, не могу поверить, что Ландау государственный преступник”.

Нет сомнения, что и об этом письме было доложено Сталину. К тому же в сентябре к Сталину обратился Нильс Бор, один из столпов физики ХХ века. Стечение этих обстоятельств привело к тому, что в конце апреля 1939 года Капица был вызван поздно вечером на Лубянку к заместителям Берии Меркулову и Кобулову. Они пытались убедить его, что Ландау немецкий шпион. Но Капица решительно отказался даже заглядывать в материалы “дела”. Вместо этого он тут же написал официальную записку Берии, в которой говорилось: “Прошу освободить из-под стражи арестованного профессора физики Льва Давыдовича Ландау под мое личное поручительство. Ручаюсь перед НКВД в том, что Ландау не будет вести какой-либо контрреволюционной деятельности... В случае, если я замечу со стороны Ландау какие-либо высказывания во вред советской власти, то немедленно сообщу об этом в органы НКВД”. Через два дня Ландау был освобожден. 

Остается добавить: Петр Леонидович не сказал Ландау, что поручился за него. Тот узнал об этом спустя несколько лет. Не это ли образец подлинной интеллигентности?!

СТАЛИН И КАПИЦА

Переписка Капицы со Сталиным (большей частью односторонняя) продолжалась и в годы войны. Председатель Государственного комитета обороны поддержал Капицу в его усилиях по созданию кислородных установок. В 1943. было создано Главное управление по кислороду при правительстве СССР.

Время от времени, как уже отмечалось, Петру Леонидовичу приходилось прибегать к лести. В одном из писем 1944 г. он писал Сталину: “У меня к Вам исключительное уважение, главное, как к большому и искреннему борцу за новое...”
При помощи обращений такого рода автор надеялся, во-первых, добиться необходимой поддержки в развитии новых научных исследований, во-вторых, отвести или, по крайней мере, ослабить влияние на Сталина тех, кто видел в нем, Капице, “кислородного капиталиста и монополиста” и чинил препятствия в реализации его научных интересов.

Жена Петра Леонидовича Анна Алексеевна говорила, что ее муж всегда знал, “когда нужно погладить человека против шерсти, а в какой момент, он должен погладить человека по шерстке. И он иногда гладил Сталина по шерстке, порой это было необходимо. Чтобы чего-то достичь, иногда необходимо было идти на компромисс... Нельзя всегда стоять непоколебимо. Надо непоколебимо стоять на своих убеждениях, но не на своей тактике. Тактика очень много значит, и Петр Леонидович в этом отношении был необыкновенным человеком, он всегда продумывал свою тактику”.
В мае 1945 г. Петр Леонидович направляет в Кремль настойчивое обращение: “Я никогда Вас не беспокоил просьбой поговорить, зная, как Вы много работаете, но... “кислородная проблема” все больше перерастает в государственную и политическую. Задача мне не по плечу. 14 мая 1945 года”.

Верховный, играя привычную роль недосягаемого божества, продолжал хранить молчание.

Еще через месяц, 13 апреля, Капица вновь напомнил о себе: “По этим вопросам я уже два раза Вам писал. Хотя ни слова никто мне не ответил, но я все же опять должен поставить вопрос о судьбе “кислородной проблемы”.

Вместо ответа последовал широкий жест: указом Президиума Верховного Совета СССР академику П.Л.Капице было присвоено звание Героя Социалистического Труда “за успешную научную разработку нового турбинного метода получения кислорода”. Орденом Трудового Красного знамени был награжден возглавляемый им институт и большая группа сотрудников. За этим официальным признанием заслуг академика стояла, как всегда, закулисная политика. Сталин полагал, что Капица хотя бы как руководитель Главкислорода успокоится, “уймется”, не будет надоедать ему письмами и настаивать на встрече.

Однако этим периодом относительного спокойствия решил воспользоваться новый зампред Совнаркома Берия. Он никогда ничего не забывал и, конечно, помнил о “подножке”, которую подставил ему Капица в “деле Ландау” на старте наркомовской карьеры. Не без скрытой наводки бериевского ведомства в ЦК партии поступил донос на начальника Главкислорода. Ему инкриминировались капиталистические замашки (еще бы, столько лет жил в Англии), неприятие критики и новых технических идей, исходящих от других скромных трудовых коллективов (надо же было додуматься до такого!).

Здесь немаловажную роль сыграло письмо Капицы Сталину, в котором он писал, что работать с Берией над созданием атомной бомбы не может, “потому что тот ничего не понимает в том, что делает. Он не может руководить учеными, раз ничего не понимает...” И в этом письме Сталину была знаменитая приписка, которая все решала. Это не донос, а критика, и он просит показать это письмо Берии. Этого Берия не мог перенести. И Сталин взял сторону своего клеврета. Капицу сняли со всех постов.

В августе 1946 года Капица был изгнан и из созданного им института. Говорят, что Сталин сказал Берии: “Я тебе его сниму, но ты его не трогай”.

C августа 1946 г. до ареста Берии в 1953-м Капица жил на даче, на Николиной Горе, фактически в добровольной ссылке. Жил под постоянной угрозой ареста или несчастного случая, подобного тому, жертвой которого стал его друг, великий актер С.Михоэлс... В этих экстремальных условиях Капица оборудовал в сторожке домашнюю лабораторию и начал работать.

В августе 1953 г. Президиум АН принял постановление о помощи Капице в его работе, а в январе 1955 г. после встречи с Хрущевым Капица был восстановлен в должности директора Института физических проблем.

* * *
Умер академик П.Л.Капица, дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Нобелевской премии (1978) в Москве 8 апреля 1984 года. Всю свою жизнь он оставался верным чести, достоинству, борьбе за правду.

Автор: Семен Киперман

Источник

122

Комментарии

Кувизина Альбина Александровна 29/05/17 22:50
Личность. Глыба. Гений. Глубоко порядочный человек. Каким же надо быть дипломатом, чтобы выжить в то страшное время!


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: