Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

«Ткну, на кого бог пошлет»: как я работала на выборах Мосгордумы

Председатель взяла документ и не поверила своим глазам

День выборов позади. Выдохнули. Можно подвести итоги. И не только политические Теперь я точно знаю: если вы никогда не работали наблюдателем на выборах в Мосгордуму, вы не видели жизни. Я была наблюдателем в Басманном районе (45 округ), где Магомет Яндиев в итоге победил Валерию Касамару. Внутренняя кухня участковых избирательных участков — особая песня.

Стоило погрузиться в выборную атмосферу, чтобы понять эмоции членов УИК, как голосуют «надомники», что за настроения царят на участках и к каким ухищрениям прибегают те, кто не по зову сердца оказался причастен к истории с голосованием.

«Ткну, на кого бог пошлет»: как я работала на выборах Мосгордумы
 
 
«Мой» избирательный участок находился в Басманном районе. Здесь в Мосгордуму баллотировались четыре кандидата: самовыдвиженцы Валерия Касамара, проректор ВШЭ, которую поддерживала власть, Михаил Конев, кандидат от ЛДПР Евгений Турушев и представитель «Справедливой России» Магомет Яндиев, доцент факультета экономики МГУ.

Выбор оказался не случайным. «Басманный считается скандальным округом», — предупредил меня молодой человек, который выдавал направление для работы наблюдателем. Любые сомнения отпали: мне сюда.

Участок располагался в помещении совета ветеранов. С порога стало понятно: веселье исключено. В зале для голосования со стен на нас смотрели Сталин, Жуков, Малиновский, Рокоссовский. Члены УИК уселись спиной к портрету Путина. Лицом к лицу столкнуться с главой государства предстояло избирателям.

 

фото: Ирина Боброва
 

 

Будки для голосования разместили впритык с лозунгами: «Родина-мать зовет», «Раздавить фашистское чудовище», «От народной мести не уйти врагу». Над КОИБами — баннер «Слава победителям». Здесь же от руки написанный девиз учреждения: «Принимать нетерпеливых ветеранов — терпеливо, раздражительных — предусмотрительно, обидчивых — тактично». О дне выборов напоминали только две металлические конструкции, перетянутые тканью: «Мой город для жизни». За ними виднелся прибитый гвоздями к стене красный флаг.

К 7.30 утра подъехала охрана. Дежурить на участке, который спрятался на задворках района, делегировали трех сотрудников полиции, двух росгвардейцев, одного МЧСника и дружинника. С последним мы разговорились. «Я всегда соглашаюсь на выборах работать, выгодно это, — говорит молодой человек. — Денег не платят, но если три раза в месяц трудишься на массовых мероприятиях, выдают годовую карту на бесплатный проезд, обеспечивают халявным проходом на футбол, даже билеты на елку в мэрию давали. Дело-то плевое, просто следить за порядком».

Работники УИК в полном составе заняли свои места. Председателем комиссии оказалась бойкая блондинка. «На книги» для избирателей посадили четырех разновозрастных женщин. У КОИБов выстроились четверо мужчин от 25 до 40 лет. В их обязанности входило помочь избирателям правильно закинуть бюллетень и пожелать каждому хорошего дня.

Во дворе перед входом трудились массовики-затейники. Девушка в костюме Микки-Мауса отсчитывала шаги вдоль здания совета ветеранов, стены которого были увешаны предупреждениями «Осторожно, сосульки». Две коллеги Микки-Мауса томились за столом с табличками «аквагрим». Четвертая напарница утрамбовывала в пластиковые бутылки батарейки для утилизации, которые приносили избиратели. Уличное веселье сопровождалось песнями российской эстрады.

 

фото: Ирина Боброва
Экоплакаты с Владимиром Машковым заставили местных пенсионеров поверить, что он тоже баллотируется по их округу.
 

 

— Вы все работники совета ветеранов? — не удержалась я.

— Нет, мы все сотрудники управляющей компании.

— ГБУ «Жилищник»? Вы обслуживаете район?

— Типа того. Нас много лет привлекают трудиться на выборах, так что опыта не занимать, — похвастался один из членов комиссии.

Помимо работников комиссии на УИК собрались три наблюдателя. Я и моя напарница получили направления от кандидата Магомета Яндиева. Третья коллега представляла Общественную палату. Девушка ни словом, ни взглядом не перекинулась с нами. Держалась особняком. Эпизодический персонаж в нашей истории, не заслуживающий внимания. Ее предназначение в аудитории осталось для меня загадкой.
 

«Куда старых грибов пихать, их гнать надо»

В 8.00 председатель комиссии радостно объявила: «Доброе утро, уважаемые коллеги. Всем удачного дня и хорошего настроения». Из магнитофона понеслось: «Как прекрасен этот мир…».

Участки в Москве открылись.

Утро выходного дня не располагало к раннему наплыву избирателей. Обстановка унылая. В 9.00 члены УИК планировали начать обход надомников с урной для голосования.

Наши организаторы предупредили: на выборах намечается беспрецедентное количество надомников — если рядом не будет наблюдателя, стариков уломают проголосовать за кого угодно. Добавили: не оставляйте пенсионеров без присмотра, с ними могли заранее провести работу. Замечание было принято к сведению.

 

фото: Ирина Боброва
 

 

Мне с членом УИК Михаилом и соцработником Анной (имена изменены. — Авт.) предстояло обойти 45 надомников. Общий список тех, кто пожелал проголосовать дома, составлял порядка шестидесяти человек.

Первой в списке значилась пенсионерка Альбина Федоровна. Женщина сидела в инвалидном кресле вплотную к телевизору. Объяснила: «Совсем плохо стала видеть». Рядом с ней были две дамы среднего возраста, судя по всему, ее родственницы.

Соцработница протянула бабушке бюллетень со списком кандидатов: «Видите что-нибудь?»

— Нет, — ответила женщина.

— Ручку берите.

— Рука не держит.

— Галочку попробуйте поставить.

— Да за кого же ей ставить, она не знает, — вклинилась в беседу родственница избирательницы.

— У нас по списку проходят одна женщина и трое мужчин, — пояснила соцработник.

— Ну-ка зачитай мне, сколько кому лет, — просит старушка.

Член комиссии зачитала.

— Давай самого молоденького. Куда старых грибов пихать? Их гнать надо, — заявила избирательница.

По дороге к следующему надомнику соцработница Анна разговорилась: «Я зареклась фамилии кандидатов вслух произносить и свое мнение высказывать. На выборах президента я одной своей подопечной призналась, что голосовала за коммунистов. Так потом бабушка отказалась от моей помощи, обиделась на меня. Она за Путина топила».

Следующим в нашем списке оказался пенсионер Владимир Иванович.

— Я никого из них не знаю, — ворчал мужчина, изучая бюллетень.

— Вы ведь общаетесь с председателем дома, он активный, все про всех знает. Не рассказал вам?

— В шею надо гнать председателя. Расскажите, кто есть кто в этом списке.

— Одна женщина и трое мужчин, — ответ соцработника.

Мужчина поставил галочку напротив фамилии Валерии Касамары.

87-летняя Анна Степановна встретила нас в полном здравии: «Делать вам нечего, втроем ходите, а потом квартиру обчистите. Никого из кандидатов не знаю. За кого люди голосуют? Вот Машков где? За него хочу».

Старушка имела в виду актера Владимира Машкова. Реклама с его лицом была разбросана по всему округу, листовки оставляли в подъездах домов. Публичное лицо примелькалось. Многие решили, что Машков — их кандидат.

— Машкова нет.

— Он что, не от нашего округа идет? Вот это кто такой? Касамара какой-то?

— Это женщина, мать троих детей, преподаватель вуза, — поправляет соцработник.

— Хорошая?

— Встречи она с избирателями устраивала у вас.

— Это кто? — переходит к следующему кандидату избирательница.

— Конев помогает фонду по борьбе со СПИДом, — охарактеризовала мужчину член УИК. — Родом из Смоленска.

— Так, следующий чем отличился? — не успокаивалась въедливая пенсионерка.

— Турушев от ЛДПР.

— А последний?

— Яндиев от «Справедливой России».

— Пожалуй, я за смоленского проголосую.

В копилку Конева прилетел голос от Анны Степановны.

— Вот вам шоколадка за это, — соцработница протянула плитку. И пояснила мне: «Она всегда после выборов просит шоколадку. Специально ей купила».

 

«Можно, я всех зачеркну?»

Вышли во двор. Стены домов увешаны портретами единственной женщины, которая была представлена в списке кандидатов в Мосгордуму от округа.

Пенсионерка Нелли Николаевна встретила нас хмуро: «Я хотела за коммуниста голосовать, но он неожиданно снял свою кандидатуру. Теперь не за кого». Портит бюллетень.

Ее соседка Александра Федоровна приняла нас в домашнем халате.

— Я не знаю никого из списка. Мне все равно. За кого надо?

— Кому больше доверяете, — улыбнулась соцработница.

— Если бы я с ними общалась, тогда могла бы кому-то доверять.

— Единственная женщина Касамара и Конев — самовыдвиженцы… — объясняет соцработник.

— А вы сами за кого?

— Мы не имеем права говорить.

— Ладно, — машет рукой. — Пусть будет женщина. Все лучше, чем мужик.

Еще одна избирательница встретила нас ворчанием: «Никого не знаю из них. Но не дай бог ЛДПР». Проголосовала. Бросила бюллетень в урну.

Через час становится ясно: надомники отдают предпочтение Коневу и Касамаре.

— Логично. Яндиева никто не знает, он не вел предвыборную агитацию. Касамара в районе в последнее время работала, общалась с жителями, — поясняет член УИК.

80-летняя Татьяна Михайловна, интеллигентная дама, пишет картины: «Никого из них не знаю, ни с кем чай не пила. Они должны были дойти до меня с бутылочкой вина, тогда бы и поговорили. Давайте я глаза закрою и ткну, на кого Бог пошлет».

Бог послал на Конева.

Позже я поинтересовалась у соцработника, сколько им платят за работу в выходной день. «Две тысячи рублей обещали, посмотрим», — отвечает Анна. Сотрудник управляющей компании не раскрывает карты: «Я не скажу, конфиденциальная информация».

Ирине Львовне под 50 лет. Женщина недавно перенесла инсульт. Квартира давно не видела ремонта.

— Можно, я всех зачеркну? Я уже настолько обманута государством, что не хочу ничего. Стояла бы хорошо на ногах, отправилась бы на митинг. После инсульта меня в метро не пускают, за пьяную принимают после болезни. Недавно я карту инвалида забыла, там меня полиция на улицу выставила из общественного транспорта. Неужели я за таких людей проголосую?

Следующей избирательнице не больше шестидесяти: «Ой, а от КПРФ человек снялся? Я за него собиралась. Ладно, пусть тогда женщина будет», — вздохнула пенсионерка.

Жильцы еще одной квартиры и вовсе озадачились выбором: «Путин есть? Нет? Тогда до свидания».

Среди пенсионеров нередко попадались инвалиды, которые не в состоянии самостоятельно дойти до участка. Один из таких — Иван Николаевич. Мужчина прикован к кровати. Кажется, даже не понимает, в чем суть выборов. Его сын долго пытался всунуть ручку в руку старика. Пенсионер еле говорит. Не видит. Сын зачитал вслух список кандидатов и выдал: «За Жирика давай».

— Не советуйте, пусть сам думает, — оборвал мужчину соцработник.

— За женщину, — проскрипел Иван Николаевич.

 

«Путина нет? Тогда за бабу»

— Почему Колмогоров от КПРФ снялся? — недоумевала еще одна надомница. — Такая красивая фамилия. А эти самовыдвиженцы чего хотят? Никого не знаю, ну пусть пройдет 75-й год рождения. Вы правда думаете, что это все имеет смысл?

В урну для голосования прилетел первый голос за ЛДПРовца.

Список надомников постепенно сокращался.

Очередная дверь. Звонок. На пороге молодая женщина: «Не знаю, почему к моей маме пришли, мы никого не вызывали. У нее руки скрюченные, она сама не поставит подпись».

— Нам поступило указание от вашего соцработника, — оправдывался член УИК.

Перед нами хрупкая женщина.

— Вы же всегда голосуете, правильно? — интересуется соцработник у дамы.

Та кивает.

— Дочка, — зовет на помощь, — За кого голосовать?

— Я же говорила, зря вы пришли, — раздражается дочка. — Мама забывает, что пять минут назад сделала, а вы хотите, чтобы она определилась с выбором в Мосгордуму.

— В списке одна женщин и трое мужчин, — не обращает внимания на замечание соцработник. — Вы знаете женщину Касамару? Она благоустройством нашей территории занималась. Вы на скамейке во дворе сидите?

— Я не выхожу из дома, — вздохнула пенсионерка. — Давай за женщину эту проголосую. Дай бог что-то сделает.

Следующая избирательница тоже растерялась: «Я-то сама проголосую, а вот сын мой вышел куда-то, он тоже собирался участвовать в выборах. Можно я за него галочку поставлю, у него ведь с головой не совсем нормально». Объясняем, что так не положено. Позже сын разыскал нас на улице: «Путин есть? Нет? Тогда за бабу». Проголосовал на коленке. Стрельнул сигарету. И был таков. Позже мы заметим его около спортивной площадки в компании местных выпивох.

11.30 — половина списка опрошена.

 

«Мы же договорились, что сейчас голосую за девушку, а за Мишеньку в следующий раз»

— У нас осталось совсем немного времени, чтобы обойти остальных, надо поторопиться, — предупреждает соцработник.

Пенсионерка Александра Алексеевна. «А этот че зачеркнутый? — указывает на снявшего свою кандидатуру коммуниста. — Снялся, предатель. Ладно, не хочет — не надо, нечего было нам мозги туманить. Тогда за женщину. Правильно?» — смотрит в сторону соцработника.

Стучимся в дом к еще одной семье из списка. Перед нами муж и жена. Мусульмане.

— Мы с супругом знаем, за кого голосовать, — берет бюллетень дама почтенного возраста. — Ради Аллаха, за Магомета. Мы сами этого товарища не знаем, но так наши дети велели. А теперь сходите к моей соседке, она вас ждет.

Соседка ждала этажом ниже. Проводила нас на кухню. На столе замечаю записку: «Голосовать Магомет. Актовегин, капельницы от головы».

Женщина изучила бюллетень.

— Мне сказали за Магомедова. Но в списке нет такого, — старушка выглядела растерянной.

— Правильно, Магомедова нет. Есть женщина и трое мужчин, — кивает соцработник.

Я понимаю, что слишком часто слышу от соцработника одно слово — «женщина». Именно на нем будто делает акцент.

— Магомет — это имя, фамилия у кандидата другая, — подсказываю я. — Кто же вам сказал, что за него надо голосовать?

— Агитаторы, ясное дело, — предполагает соцработник.

Пенсионерка залепетала: «Гуляла во дворе, люди подошли и рассказывали жильцам, что за женщину не надо отдавать голос, она против пенсионеров, хочет прибавить сумму за капремонт. А Магомет — за активное долголетие».

Вышли на улицу. Замечаю недовольство на лицах членов УИК. То ли не удовлетворены мнением надомников, то ли устали.

— Слава богу, пришли, я вас целый день жду, — встречает нас очередная старушка — божий одуванчик. — Представляете, на днях мне Конев звонил. Говорил мне, что проголосую за него — буду жить вечно. Так убеждал меня. Я бы за него проголосовала. Но мы же договорились, что я за женщину проголосую, — подмигивает старушка соцработнику.

Внимательно наблюдаю за ситуацией. Члены УИК явно в смущении.

— Я ничего не знаю о договоренности, — улыбается соцработник. — Вы о чем?

— А я знаю, моя дорогая. Ну, давайте за женщину, раз договаривались. А за Мишеньку Конева я в следующий раз проголосую.

Уже на улице соцработник выдает: «Бабушка явно не в себе. Никто с ней не договаривался». Позже признается: «У меня сын работал на Касамару, голоса за нее собирал, может, старушка что напутала».

Дальше разговоры с пенсионерами проходили по одной схеме.

Василий Михайлович, 45 лет: «За кого наши голосуют?» Соцработник: «В списке женщина с тремя детьми и мужчины». Галочка в пользу Касамары.

Евгения Михайловна, инвалид на ходунках: «За кого вообще голосуем?» И снова соцработник: «Женщина с детьми и трое мужчин». Побеждает многодетная мать.

Интересный разговор состоялся с одинокой избирательницей Инной Михайловной.

— У меня давно нет общения с людьми. За кого скажете, за того и проголосую.

— Выбирайте, кто вам ближе, — торопит соцработник.

— Кто же из них мне может быть ближе? Я их знать не знаю.

— Есть женщина с тремя детьми. Она благоустройством территории занимается, вы в курсе?

— Я пять лет света белого не вижу. Из дома не выхожу, лифта у нас нет. Я до туалета еле доползаю. Только в окно смотрю. Помогите уже мне выбрать, — плачет. — Пожалуйста. За кого правильно голосовать?

Судя по всему, Инна Михайловна тоже предпочла женщину.

В соседнем подъезде мы навестили Юрия Николаевича. Мужчина болеет. Встретил нас в майке с логотипом педуниверситета. Один из немногих, кто без лишних вопросов быстро сделал выбор.

А вот другая старушка оказалась дотошной в плане предпочтений. Абы кому не желала отдавать голос.

— Не вижу коммунистов в списке.

— Коммунисты не участвуют.

— Выходит, не за кого голосовать? Остальные трепачи. Может, вы сами вычеркнули коммуниста? Почему он снялся? Заставили?

— К нему вопрос.

— Я Собянину позвоню, пожалуюсь, что ко мне пришли некомпетентные люди.

Из бюллетеня женщина вычеркнула всех.

Последним в списке значился пенсионер Владимир Алексеевич.

— Что за кандидаты у нас? — внимательно изучил биографии четверых представленных в списке.

— Вот мать троих детей, вот человек занимается проблемами СПИДа.

— И все, больше никакой информации? Это мне ни о чем не говорит.

— Касамара какого года рождения? А Яндиев? Университет он закончил?

— Закончил.

Уверенная галочка за Яндиева.

Надомники закончились.

Мы отправились обратно к избирательному участку.

 

«Я бы за Сталина отдала голос»

Возвращаемся на участок.

— Обедать будете? — спрашивает председатель комиссии.

 

фото: Ирина Боброва
«Царский обед» в УИКе.
 

 

В небольшой подсобке членам УИК раздают контейнеры с обедом. Плошка куриного супа, картофельное пюре, две крошечные котлеты из баранины и компот.

— Сегодня царский обед, — нахваливает один из мужчин. — Все съедобно. На прошлых выборах есть было невозможно. Помню, на завтрак принесли крошечный омлет и чайную ложку горошка.

Голосование на участке не сказать что в разгаре, но худо-бедно народ подходит.

Под вечер на участок заглянули члены соседнего УИК, учительницы. Фотографировали друг друга. «С разных ракурсов меня сними, чтобы красивая получилась, мне ведь фотографии предъявлять нужно», — переговаривались между собой. Подруга щелкала избирательницу рядом с членом УИК, запечатлела момент, как та ставит галочку, последняя фотография — у КОИБа.

По моим наблюдениям, самыми активными избирателями оказались пенсионеры. Все они после голосования задерживались у портрета Сталина: «Какой красивый мужчина, я бы за него голос отдала».

В 19.50 раздался голос из КОИБа: «Через 10 минут голосование закончится».

 

фото: Ирина Боброва
 

 

В 20.00 дверь участка заперли. Начался долгий и мучительный процесс подсчета голосов.

На протяжении часа считали оставшиеся пустые бюллетени. Затем гасили их.

Настало время выводить результаты КОИБа. Главная интрига заключалась в том, кто победит — самовыдвиженец или кандидат от «умного голосования».

Председатель взяла документ. Какое-то время молчала. Не поверила своим глазам. Затем тихо зачитала.

Валерия Касамара — 209 голосов. Магомет Яндиев — 211.

Отрыв — два голоса.

Присутствующие сникли.

Дальше ситуация развивалась странно. Выданный КОИБом документ никуда не отправляли. Нам пояснили: «Цифры КОИБа не совпадают с программой». Возможно, в подсчете голосов есть свои нюансы, о которых мы не знаем. Мы попросили пояснить. Нам не ответили.

В ожидании непонятно чего мы провели еще полтора часа. Затем предложили членам комиссии помочь подсчитать бюллетени. В нашу сторону прилетело: «Не мешайте, сами разберемся».

Разбирались еще около часа. Члены комиссии с кем-то связывались, пытались что-то подсчитать.

Время будто остановилось. Все устали. Полицейский играл в телефон. Женщина, которая ранее сидела за книгами с именами избирателей, пустилась в рассуждения: «Голосуем не пойми за кого, а потом жалуемся на маленькие зарплаты». Кто-то включил классическую музыку. В помещении стало душно. Налетели мухи.

Ближе к полуночи комиссия сдалась: «Все сошлось. Подсчеты верные».

Под утро в рабочем чате наблюдателей по Басманному округу посыпались сообщения с поздравлениями: «Всем, кто делал свое дело честно, спасибо за работу, азарт, настойчивость и веру. Это было здорово».

Ирина Боброва

Источник

39


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: