Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

«Я от бабушки ушёл»

Несостоявшиеся опекуны сдают приёмышей обратно в детдома

За последние девять месяцев количество детей в приёмных семьях увеличилось на 20%. В полтора раза выросло и число граждан, желающих принять в свои семьи детей-сирот на воспитание. Значит, и на улице «государственных детей» нынче праздник: они постепенно обретают свой дом, близких людей… Однако этим оптимистическим цифрам радоваться рано. Вот статистика из ежегодного отчёта Министерства образования РФ. В 2006/07 учебном году возвращены из семей в детские госучреждения 3964 ребёнка (в Москве — 84), в 2007/08 учебном году — уже 5636 (в Москве — 88). Проблема адаптации чужого ребёнка в новой семье одна из острейших…

БОЛЬШАЯ РОДНЯ

«Ксюшка пришла ко мне с результатом теста «Кто твои родители?» Её бабушка в нём — «суровый диктатор». Что дал ей уход из дома? Ей хочется безграничного внимания и простой материнской ласки: обнять, поговорить, посидеть прижавшись. (Из дневника Елены Гааг.)

У пятилетней Ксюши, как и у большинства детей, была семья: папа, мама, брат и сестра, бабушка. Жизнь летела, как воздушный шарик в синем-синем небе. Но разразилась житейская буря: на глазах у Ксюши погибла мать, отец попал в тюрьму. Бабушка оформила над ней опекунство. А у той характер строгий: чуть что — дверь на замок. И девочка жить с бабушкой не захотела, несколько раз убегала из дома в приют.

Неизвестно, что сталось бы с Ксюшей, если бы не Анастасия Добровольская, директор некоммерческого партнёрства «Прикосновение», и сотрудники муниципалитета «Южное Бутово» — заместитель руководителя Анна Викторовна Лаврова и главный специалист Борис Матвеевич Верзуб.

Анастасия уже несколько лет занималась помощью семьям, попавшим в кризисную ситуацию. В её большом доме, полном детских и взрослых голосов (она сама — многодетная и приёмная мама), подолгу находили себе приют женщины с малыми детьми, не имеющие в Москве постоянного жилья или пережившие домашнее насилие. Позднее она заинтересовалась идеей приёма детей в семьи, придумала систему подготовки для родителей, пожелавших взять ребёнка на воспитание. И Ксюша оказалась в числе первых таких детей.

Елена Гааг, подруга Анастасии, задумала принять в семью некровного ребёнка. Решиться на поступок Елене было непросто. Мало того, что у самой шестеро детей. Мало того, что муж, Владимир, отец только четырём младшим детям: четырёхлетним близнецам Дусе и Володе и средним Жене и Никите. Старшие — Иван и Даша — дети Лены от первого брака. Мало того, что Владимир работает в других городах и дома бывает наездами. Главная трудность — то, что Ксюша оказалась в этой семье самой старшей: ей уже исполнилось 16! Великовозрастная барышня, со сложившимся мировоззрением, независимым характером. А вдруг она не приживётся в новой семье?

— Ксюша с первого взгляда мне понравилась, — вспоминает Елена. — Но её «притирка» в нашем доме оказалась непростой. Были и бессонные ночи, и мои слёзы в подушку от бессилия, и ссоры, когда Ксюша уходила обратно к бабушке «с вещами», но потом возвращалась обратно. Мы и сами её настраивали пожить немного с бабушкой, убеждали: это не потому, что ты нам надоела, просто нужно научиться строить отношения со всеми. Кстати, правилам «человеческого общежития» её научили младшие дети. Она получила модель нормальной семьи, которой была лишена.

Люди, которые не научились в детстве находить контакт с близкими, могут превратиться в этакого «колобка», бездумно убегающего от житейских неурядиц: «Я от бабушки ушёл, я от дедушки ушёл… И от тебя, серый волк, тоже уйду». Не сложилось — прыг в сторону. Так можно допрыгаться до дурной компании, до бутылки, до тюрьмы.

Но в большой семье никуда не убежишь, тут, напротив, все тропинки ведут друг к другу. В двух квартирах — однокомнатной и трёхкомнатной — семьи Гааг уединиться трудно. Кажется, что тут всегда какой-то праздник, вечный день рождения. Стоит перейти в другую комнату, как тут же она заполняется народом разного возраста, роста и мастей — многочисленными детьми и гостями. А под ногами путаются собака, чёрная кошка с изумрудными глазами и два упитанных кролика. Центр же маленькой домашней вселенной тут — трёхлетний Тимошка, родившийся уже «при Ксюше».

Ксюша со своим приёмным отцом Владимиром находят тихое место на просторной кухне, чтобы поговорить «за жизнь». Они вдвоём колдуют над большой кастрюлей супа и о чём-то шепчутся — дочь рассказывает о друзьях и своих уже взрослых заботах. Ей сейчас уже двадцать, она учится в Финансово-юридической академии. Недавно она вышла замуж за военнослужащего, который служит в далёком северном городке Плесецк.

А ведь всего лишь два года прошло с тех пор, как она стала называть Владимира и Елену «папой» и «мамой».

«НЕДОЗРЕЛЫЕ» ЭМОЦИИ

Ксюшка очень любит Тимошку (младшего). Гуляет с коляской. Берёт на руки. Разговаривает. Проявляет заботу обо мне. «Ты устала? Опять стираешь (убираешь, готовишь)?» Иногда предлагает свою помощь. Наблюдает за моими «наездами» на старших, когда они отлынивают. Включается в процесс. Сейчас мне гораздо легче с ней общаться, чем в первый раз. Нет этого безумного бремени ответственности. Я думаю, «семья-друг» принесёт ей бо,льшую пользу, чем «семья-опекун». (Из дневника Елены Гааг.)

— У нас в обществе существует несколько мифов о таком тонком деле, как приём или усыновление, — говорит Анастасия Добровольская. — Самый распространённый миф — детей надо жалеть. Это неправильно! Нередко будущие родители являются в детское учреждение, руководствуясь одной только жалостью, а через некоторое время возвращают приёмыша обратно в Дом ребёнка, как сдают в магазин не понравившийся товар. Потом ужасаются: «Там такие жуткие дети»… Да, дети в самом деле не ангелы, и нужно очень тщательно готовиться к приходу ребёнка из другого мира…

Опровержение второго мифа в устах Анастасии Добровольской выглядит на первый взгляд не менее парадоксально. У приёмных родителей, по её мнению, обязательно должна быть своя выгода, необязательно материальная.

— Я, например, просто люблю смотреть, как дети возятся на полу, получаю от этого ни с чем не сравнимое удовольствие, — говорит она.

Мотивом может послужить желание завершить картину семьи — допустим, в доме пять сыновей, а хотелось бы девочку, или наоборот. Но когда родители говорят, что хотели «просто помочь несчастному ребёнку», то потом помогать приходится уже им.

Вина за то, что в последнее время случаи отказов от приёмных детей участились, лежит не на «ужасных» детях, а на социальной рекламе. Повсюду на улицах Москвы можно видеть огромные щиты с грустными детскими глазёнками и трогательными лозунгами типа «Возьми меня, мама», не сходят с экрана душещипательные передачи о детках, покинутых матерями-извергами.

Народ же у нас добрый, сердобольный. Многие стали поддаваться на слезливо-паточную рекламу, на заверения, что в детских домах ребёнку плохо, а в семье — хорошо, на собственные недозрелые эмоции. И оказывается, что ни родители, ни кровные дети совершенно не готовы к пришествию нового члена семьи.

Бывало и так: кое-кто из них радостно рассказывал в газетах и на телевидении, какое счастье им привалило в виде маленького приёмыша. Вот только о том, что месяца через два после интервью родители отказались от малыша, читатели уже не узнают…

Ведь это кажется, что младенец, подкинутый в поликлинику или оставленный в роддоме, ничего не понимает. В подсознании, словно заноза, остаётся глубинная память о фактически совершённом предательстве. Затем от него отказывается приёмная семья — совершается второе предательство. Особенно тяжёлую душевную травму переживают подростки.

Такое предательство больно бьёт не только по приёмышам, но и по самой семье, в которой оно совершилось. Вот пример: одна семья отказалась от 13-летней девочки. И произошла странная вещь: в доме не стало ни одной фотографии её кровной дочери Лизочки в возрасте двух-трёх лет. В семейном альбоме она младенец, а потом вдруг — уже довольно большая. Мать говорила с грустью: «Это мы специально уничтожили фото, чтобы стереть память о приёмном ребёнке. Ведь она там везде рядом с Лизочкой». Что такое полтора года в жизни одной семьи, особенно где растут маленькие дети? Целая вечность. И вдруг они превращаются в «фигуру умолчания», и в доме повисает иногда неловкая тишина…

ШКОЛА ПРИЁМНЫХ РОДИТЕЛЕЙ

— Предупредить отказы можно только одним способом — профессионально обучать приёмных родителей, как обучают специалистов в других областях, — считает Анастасия Добровольская. — Государство совершило одну ошибку: потратив средства на рекламу усыновления, забыло о том, что на обучение и психологическую помощь тоже требуются финансовые вложения. Часто супруги, желающие взять ребёнка на воспитание, опасаются дурной генетики, скрытых болезней или склонностей, шантажа со стороны биологических родителей. А бояться надо совсем другого: приход в дом нового человека может невольно раскачать семейную лодку и послужить катализатором скрытых проблем.

Проект школы приёмных родителей «Южное Бутово» при НП «Прикосновение» Анастасия Добровольская придумала четыре года назад — необходимо было подготовить первые замещающие семьи для детей, изъятых органами опеки у лишённых родительских прав кровных родителей. Поначалу в школе занимались четыре семьи (в том числе Елена и Владимир Гааг), три из них потом взяли детей на воспитание.

Сейчас программа школы усовершенствована благодаря уже полученному опыту. Под руководством юристов кандидаты в приёмные родители изучают материалы по защите прав ребёнка, семейное и жилищное законодательство. Нашлись серьёзные специалисты — психологи и медики, которым можно задать любой вопрос о детском здоровье, и родительском тоже, что немаловажно.

Есть и такой предмет, как интерьеротерапия, подготовка жилья к приходу нового обитателя. Это авторский курс Анастасии Добровольской; она по образованию дизайнер, но, как сама говорит, «не смогла уйти из детства». На уроках кандидаты в родители клеят коллажи, придумывают по ним сказки, узнают, что нежно-персиковый и пастельно-жёлтый цвета шепчутся друг с другом, а ярко-оранжевый и неоново-красный громко спорят о чём-то.

Создание пространства детской комнаты для приёмного ребёнка ещё важнее, чем для кровного: он впервые получает возможность самостоятельно решить, в какой обстановке будет жить. Важно оно и для родителей. Занимаясь совместным делом в пользу будущего сына или дочери, они задумываются о нём точно так же, как о кровном, ещё не родившемся малыше, покупая для него «приданое». И рождается огромная любовь из этих обрезков цветной бумаги, пятен клея и краски.

При школе действует служба дальнейшего сопровождения приёмных семей, что позволило наблюдать за результатом работы и изменять программу обучения уже на основе реального опыта. Преподаватели всегда откликаются на телефонные звонки, дают консультации, советы бывшим слушателям, чтобы люди, прошедшие школу, не оказались в трудный момент без доброжелательной поддержки.

— Школа дала нам уникальную информацию и общение с единомышленниками, — говорит Елена Гааг. — В прошлом году я прошла опытный курс для родителей, имеющих приёмных детей. Мы обсуждали похожие ситуации и уже не крутились один на один с проблемой. Запомнилось, как составляли генограмму — жизненный путь предков. Выяснялись удивительные вещи: из поколения в поколение в одной из семей наших слушателей воспитывались приёмные дети! Проникновение в прошлое помогло нам в чём-то справиться с нынешними сложностями. Мы как бы «просили помощи» у предков.

Обновлённая школа вновь открылась в 2007 году, уже как социальный заказ от муниципалитета Южного Бутова. Школе предоставили помещение — две комнаты в досуговом центре, где сегодня занимаются около десятка семей.

С января 2007 года был заключён новый договор с муниципалитетом (взамен старого, действовавшего ещё в 90-х годах), согласно которому приёмным семьям стали платить зарплату (теперь 8 тысяч рублей в месяц за каждого приёмного ребёнка), как платят любым профессионалам за их работу. Пока, правда, не определён их статус: матери этих необычных семейств у нас до сих пор считаются «домохозяйками»…

«Забавное наблюдение. Ксюшка всё время у нас оставляет какие-нибудь мелкие вещи. Кто-то из старших спросил: „Это чтобы был повод вернуться?“ — „Да“. Бедная Ксюха, да мы и без повода рады тебя видеть». (Из дневника Елены Гааг.)

Людмила ПИСЬМАН

593


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: