18+

Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Мне интересны все люди

Скажи, какие анекдоты тебе нравятся, и я скажу, кто ты (15)

Фаина Георгиевна Раневская. Величайшая актриса двадцатого века!

Многие из фраз Ф.Г.Раневской стали крылатыми. Ей приписывают авторство многих анекдотов.

Пожалуйста, вчитайтесь в эти строки.

— Я — выкидыш Станиславского.

* * *

— Я жила со многими театрами, но так и не получила удовольствия.

* * *

— Жизнь — это небольшая прогулка перед вечным сном.

* * *

— Стареть скучно, но это единственный способ жить долго.

* * *

— Старость — это когда беспокоят не плохие сны, а плохая действительность.

* * *

— Воспоминания — это богатства старости.

* * *

— Сняться в плохом фильме — все равно что плюнуть в вечность.

* * *

Поклонница просит домашний телефон Раневской. Она:

— Дорогая, откуда я его знаю? Я же сама себе никогда не звоню.

* * *

После спектакля «Дальше — тишина» к Фаине Георгиевне подошел поклонник:

— Товарищ Раневская, простите, сколько вам лет?

— В субботу будет сто пятнадцать.

Он остолбенел:

— В такие годы и так играть!

* * *

После спектакля Раневская часто смотрела на цветы, корзину с письмами, открытками и записками, полными восхищения, — подношения поклонников и ценителей ее игры — и печально замечала:

— Как много любви, а в аптеку сходить некому.

* * *

Рина Зеленая рассказывала:

— В санатории Раневская сидела за столом с каким-то занудой, который все время хаял еду. И суп холодный, и котлеты несоленые, и компот несладкий. (Может, и вправду.) За завтраком он брезгливо говорил: «Ну что это за яйца? Смех один. Вот в детстве у моей мамочки, я помню, были яйца!»

— А вы не путаете ее с папочкой? — осведомилась Раневская.

* * *

Раневская стояла в своей гримуборной совершенно голая. И курила. Вдруг к ней без стука вошел директор-распорядитель театра имени Моссовета Валентин Школьников. И ошарашенно замер. Фаина Георгиевна спокойно спросила:

— Вас не шокирует, что я курю?

* * *

— Дорогая, сегодня спала с незапертой дверью.

— А если бы кто-то вошел… — всполошилась приятельница Раневской, дама пенсионного возраста.

— Ну сколько можно обольщаться, — пресекла Фаина Георгиевна излияния собеседницы.

* * *

У Раневской спросили: что для нее самое трудное?

— О, самое трудное я делаю до завтрака, — сообщила она.

— И что же это?

— Встаю с постели.

* * *

— А как вы считаете, кто умнее — мужчины или женщины? — спросили у Раневской.

— Женщины, конечно, умнее. Вы когда-нибудь слышали о женщине, которая бы потеряла голову только оттого, что у мужчины красивые ноги?

* * *

На гастролях с Раневской всегда случалось непредвиденное. Так, в Ленинграде в 1950 году ей был предложен роскошный номер в гостинице «Европейская» с видом на Русский музей, сквер, площадь Искусств.

Раневская охотно заняла его и несколько дней в хорошем расположении духа принимала своих ленинградских друзей, рассказывала анекдоты, обменивалась новостями, ругала власть и чиновников.

Через неделю к ней пришел администратор и очень вежливо предложил переехать в такой же номер на другой этаж.

— Почему? — возмутилась Фаина Георгиевна. — Номеров много, а Раневская у вас одна.

— Да, да, — лепетал администратор, — но мы очень вас просим переехать, там вам будет удобнее.

— Мне и здесь хорошо, — отказалась Фаина Георгиевна.

Пришел директор «Европейской» и, включив воду в ванной, объяснил, что ждет на днях высокое лицо, а этот номер в гостинице единственный, оборудованный прослушивающим устройством.

После этого Фаина Георгиевна моментально переехала, но на новом месте ее ждали бессонные ночи: она вспоминала свои высказывания в прежнем номере и размышляла о том, что с ней теперь будет.

* * *

Раневская обедала в ресторане и осталась недовольна и кухней, и обслуживанием.

— Позовите директора, — сказала она, расплатившись.

А когда тот пришел, предложила ему обняться.

— Что такое? — смутился тот.

— Обнимите меня, — повторила Фаина Георгиевна.

— Но зачем?

— На прощание. Больше вы меня здесь не увидите.

* * *

— Склероз нельзя вылечить, но о нем можно забыть, — говорила Раневская.

* * *

Оправившись от инфаркта, Раневская изрекла:

— Если больной очень хочет жить, врачи бессильны.

(Фаиной Георгиевной Раневской всегда восхищался знаменитый сегодня артист Александр Калягин. О нем в 1987 году я писал в журнале «Огонек». Название очерка об Александре Калягине стало и названием этой книги.)



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: