Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Мой «папа Хэм» (Часть 2)

«А на кой чёрт мне нужен этот писатель?»

Читать Часть 1

Я уже давно забыл о своей дипломной писанине – сначала работа переводчиком в экзотической Индии, затем в иностранном отделе «Комсомолки».

 

И вот теперь, спустя пять лет после защиты диплома, когда я уже работал в редакции авторитетного журнала «Журналист», у нас появился человек, ставший предтечей рождения романа «По  ком звонит колокол», который по общему признанию считается лучшей работой Эрнеста Хемингуэя.

Статный, немолодой уже кавказец дал большое, к сожалению, последнее в своей жизни столь обстоятельное интервью нашему главному редактору Егору Яковлеву.


Егор Яковлев

Гостем был легендарный Хаджи-Умар Мамсуров, сын осетинского народа. Генерал-полковник и Герой Советского Союза, первый заместитель начальника ГРУ, а в годы Испанской войны – «македонец Ксанти», подполковник республиканской армии, главный советник штаба, руководившего диверсионными группами в тылу фашистов, а ещё – майор советской военной разведки.

 
Хаджи-Умар Мамсуров

Вот каким его увидел во второй половине 30-х годов прославленный кинооператор Роман Кармен: 

 
 

Осетин могучего телосложения, с тёплым взглядом чёрных глаз, он был нелюдим, неразговорчив. О хладнокровном мужестве Хаджи-Умара передавали шёпотом удивительные истории. Не зная испанского языка, он ходил по фашистским тылам с небольшой группой отобранных им отчаянных храбрецов-испанцев. Его возвращение в Мадрид после очередного рейда опережалось известиями о сумасшедших по дерзости и отваге делах: летели на воздух артиллерийские склады, рвались на фашистских аэродромах начинённые бомбами немецкие бомбардировщики, взрывались стратегические мосты и эшелоны с оружием Гитлера и Муссолини. Он никогда ничего не рассказывал. А на вопрос только качал чёрной, как смоль, шевелюрой и улыбался застенчивой улыбкой, сверкнув из-под резко очерченных губ белоснежными зубами.

 
 

 
Хаджи-Умар Мамсуров, 1930-е годы

По просьбе Хемингуэя, который приехал в Испанию в качестве журналиста, но поддерживал республиканцев не только пером, но и при необходимости пулемётом, с Ксанти его познакомил журналист Михаил Кольцов. Мамсуров никогда не слышал об американце, отнекивался, но Кольцов убедил его, объяснив, что тот задумал большой и правдивый роман о войне в Испании и без его консультаций не обойтись.

 
 

– Ещё в Мадриде Кольцов сказал, что хочет познакомить меня с большим американским писателем. “А на кой чёрт он мне нужен?” Должен признаться, что фамилию Хемингуэя я слышал тогда впервые. “Он хочет посмотреть отряды. Расспросить тебя”, – объяснил Кольцов. – Это мне совсем не понравилось, поскольку я строжайше соблюдал конспирацию. …Однако Кольцов настаивал, – говорил Мамсуров нашему редактору. – …Мы встречались три дня подряд. Беседы начинались в шесть вечера и кончались за полночь. Сидели в ресторане, ходили по улицам. Я рассказывал о диверсионных группах.

 
 


"Македонец Ксанти" и Эрнест Хемигуэй. Deskgram

Побывал писатель и на тренировках этих диверсионных групп.

Зная это, становится понятна точность описания действий партизан и самого Роберта Джордана, взрывающего злополучный мост. 

 
 

– Многое из того, что Хемингуэй рассказал в романе “По ком звонит колокол”, он взял со слов Хаджи, – подтверждает Илья Эренбург.

 
 

 
Илья Эренбург в годы войны в Испании

 

Хотя, конечно, у Хемингуэя, побывавшего и под бомбами, и под пулями, накопился и собственный немалый опыт, сформировалось своё видение ситуации в стране.

Замечу, что знавшие Мамсурова люди находят некоторые присущие ему черты у мужественного главного героя романа. Другие видят его черты сразу у нескольких героев книги…

 
"Папа Хэм" на Испанской войне

Между тем Егор Яковлев делает вполне обоснованный вывод:

 
 

В произведениях Хемингуэя почти всегда угадывается подлинная история, участником или свидетелем которой был писатель. Угадывается настолько ясно, что позволяет говорить о Хемингуэе как о своеобразном документалисте.

 
 

 
Кадр из фильма "По ком звонит колокол" (1943 г.)

Теперь, спустя многие десятилетия, признаюсь: пользуясь тем, что демократичный Егор Яковлев держал дверь в свой кабинет всегда открытой, я пару раз как бы по делу заходил в «предбанник», нарочно задерживаясь, чтобы услышать хотя бы часть, как я понимал, исторической беседы. Потом, конечно, прочитаю её со всем вниманием.

А теперь вернусь к началу – к моему скромному исследованию. Получил я тогда сразу два «отлично» – за саму работу, и за английский. И теперь вспомнил об этом, когда в бумагах наткнулся на вкладку в диплом. Фамилия писателя там была искорёжена: 

«…подтекст в произведениях Хамингуэйя».

В другой ситуации, в книжном магазинчике, одна тётка при мне интересовалась:

«Нет ли книг Геминхуэя?»

Думаю, что «папа Хэм» от души бы посмеялся.

Вместе с нами.

 Владимир Житомирский

173


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: