Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Быть немцем в России

Часть 2. «Они трудятся неусыпно и без усталости»

Предыдущая часть:

Как стать коренным москвичом

 

Идея Петра о пользе для России перенимания чужого опыта и привлечения в страну иноземцев получила развитие во времена Екатерины Великой. Она, кстати, как и многие другие представители Дома Романовых, была немецкого происхождения.

 

Своим июльским Манифестом 1763 года императрица приглашала немцев для работы в России. Были обещаны свобода поселения и выбора рода занятий, освобождение на вечные времена от воинской повинности, внутреннее самоуправление.


Екатерина Великая: «Добро пожаловать в Россию!»

Продолжительные и разорительные европейские войны, перспектива вырваться на новых землях из нужды плюс обещание освобождения от рекрутчины – всё это подтолкнуло десятки тысяч немцев к переезду.

Вопреки заверениям, их, однако, направляли главным образом в Поволжье, а также на юг Украины и на Кавказ.

Несмотря на то, что среди новоприбывших было до половины ремесленников, офицеров, священнослужителей, всех их принудительно зачисляли в разряд «колонистов», то есть крестьян-хлебопашцев.


Манифест императрицы

Уже за первое десятилетие возникло свыше сотни немецких поселений. Помимо новых переселенцев, в XVIII веке в результате присоединения прибалтийских территорий подданными Российской империи стали немецкие бароны, владевшие там землями со времён меченосцев.

Трудолюбие, методичность в работе позволяли колонистам даже в условиях поволжского сухого климата добиваться неплохих результатов в земледелии. Зимой мужчины трудились на извозе, женщины пряли и ткали. Впоследствии, по мере увеличения немецкого населения многие отправятся искать удачи в более отдалённые края – в Сибирь и на Алтай.


Прибытие переселенцев

Положение немецких колонистов ухудшилось в 70-е годы XIX века, когда было ликвидировано внутреннее самоуправление, и они стали подлежать призыву на военную службу. Её срок в армейских частях составлял 15 лет: шесть на действительной службе и девять – в запасе. В дальнейшем сроки были сокращены – до трех лет в 1906 году.

Меннонитам, чья вера не позволяла брать в руки оружие, военная служба заменялась альтернативной гражданской: так называемые «лесные команды» высаживали деревья в засушливых степных районах.

Служба в армии, к которой многие поначалу относились весьма сдержанно, позже стала престижной. Отслужившие колонисты возвращались с неплохим знанием русского языка, отличались расширившимся кругозором, физической подготовкой, особой дисциплинированностью.

Что же должно было произойти, чтобы немецкое население, достигшее в 1913 году двух миллионов четырехсот тысяч, которое с тех пор естественным путём должно было возрасти, к нашему времени сократилось на территории бывшего СССР вчетверо?

Биография немецкого Поволжья, района наиболее компактного проживания колонистов, даёт представление о драматической истории потомков выходцев из Германии.

С приближением Первой мировой войны резко обострилась их травля. С началом войны был издан указ о ликвидации колонистского землевладения и депортации немцев из европейской части России в её восточные области. Правда, успели лишь переселить немцев Волыни, что привело к немалым человеческим жертвам.

По новым законам у этнических немцев стали «отчуждать имущество», ввели запрет на преподавание на немецком языке. В 1916 году был учреждён государственный «Особый Комитет по борьбе с немецким засильем».

В книге «Русский национализм и Российская империя: Кампания против “вражеских подданных” в годы Первой мировой войны» американский историк Эрик Лор приводит и анализирует многочисленные факты притеснительной и карательной политики властей в отношении подданных враждебных государств, натравливание на них местного населения. При этом под ударом наряду с немцами оказывались и другие «инородцы».

В качестве примера многочисленных спровоцированных анти-немецких националистических выступлений можно привести устроенную 27 мая 1915 года на Тверской улице в Москве манифестацию против российских немцев. Она вскоре перешла в настоящий погром. Было разгромлено 759 принадлежавших немцам торговых заведений и квартир, три человека было убито, сорок ранено. Ущерб приблизился к тридцати миллионам золотом.


Манифестация с последующим погромом

Конфискация земель, предприятий, собственности у представителей нерусского этнического населения, депортации, многочисленные акты «стихийного» насилия, по выводам американского автора, бумерангом ударят по основам имперского строя, вызовут рост националистических настроений, тем самым приближая революционные потрясения.

Февральская революция 1917 года, забрезжившие процессы демократизации дали толчок развитию немецкого национального движения. Последовали съезды, конференции, обращения в центр. В апреле 1918-го большевистское правительство решило предоставить приволжским жителям определенное самоуправление, создав Поволжский комиссариат по немецким делам.

Из Москвы были присланы проверенные большевики-интернационалисты. Главной целью, разумеется, являлось укрепление советской власти. В октябре того же года создается Автономная область немцев Поволжья, также именовавшаяся Трудовой коммуной. С 1924 года – в составе РСФСР, уже в статусе Автономной Советской Социалистической республики.

Картину жизни немецко-говорящего приволжского региона можно разглядеть сквозь всю фантазийность и сказочную манеру, в которой написана книга Гузель Яхиной «Дети мои». Советские немцы были частью народа, причём, далеко не самой счастливой.


Поволжские немцы – часть советского народа

Уже в те времена немецкие крестьяне ощутили тяжёлую длань новой власти. Чудовищный голод в Поволжье в 1921-22 годах, унёсший миллионы жизней рядовых крестьян, в том числе и немецких, стал следствием не только засухи, но и изъятия всех зерновых запасов, даже фуражного и семенного зерна. Аналогичная причина усугубила жестокий голод начала 30-х годов. Не обошли колонистов и кровавые репрессии 37-го.

Конец же существованию АССР немцев Поволжья положил Указ Президиума Верховного Совета СССР от  28 августа 1941 года «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». В присущем для сталинского времени стиле колонистов обвиняли в укрывании «десятков тысяч шпионов и диверсантов».

В первые полтора месяца после нападения фашистской Германии на СССР ничто не предвещало такого поворота. В автономной республике, как и повсюду, формировались отряды народного ополчения, в которые записалось более 11 тысяч человек. Обком ВКП(б) в массовом порядке проводил патриотические митинги, в Москву отсылались донесения «о фактах патриотического и трудового подъёма трудящихся АССР немцев Поволжья». В автономии был создан фонд обороны страны, куда жители переводили пожертвования.

Более того, Верховный суд АССР в конце июня 1941 года приговорил одного из руководителей местного колхоза к шести годам лишения свободы «за шовинистический выпад против немцев, проживающих  в СССР».

К радикальному решению вождя, по мнению историков, подтолкнула телеграмма командования Южного фронта, в которой сообщалось о «тёплом приёме», оказанном представителями немецкой общины Украины наступавшим немецким войскам.

Реакция была недвусмысленной:

Товарищу Берия. Надо выселить с треском. И. Ст.

Публикация упомянутого выше августовского указа была настолько ошеломительной для местных жителей, что сподвигла первого секретаря обкома С. Малова, этнического русского, на отчаянный шаг – письменное обращение к Сталину. В нём говорилось о критическом отношении значительной части немецкого населения к указу, особенно в той его части, где утверждалось сокрытие в немецкой среде врагов советской власти.

В ответ все высшие должностные лица АССР немецкой национальности, начиная с председателя Совнаркома, были сняты с работы. Потом будет ликвидирована сама немецкая автономия, территорию которой разделят между Саратовской и Сталинградской областями.


«Добровольное переселение»

Но до этого произойдёт депортация. Она была объявлена «добровольной». Для тех, кто добровольно сниматься с насиженных мест отказывался, она становилась принудительной. При этом чекисты, как им и было предписано, действовали «без шума и паники». Для начала арестовывался глава семейства, а затем членов семьи отправляли на погрузку к теплушкам.

В итоге порядка четырёхсот тысяч остававшихся поволжских немцев были депортированы в Новосибирскую и Омскую области, Алтайский край, Казахстан, на Крайний Север и в другие районы.

Затем последовало переселение немцев из других областей европейской части России. Всего с августа 1941 по 1942 год было депортировано 1210 тысяч человек, причём некоторые дважды и трижды.

Как отмечал, в частности, историк и писатель Константин Залесский, «Ликвидация республики была сугубо политическим репрессивным решением. Поволжские немцы были обычными советскими людьми, полностью лояльными советскому государству и власти».

В следующем году развернулась принудительная мобилизация немцев в так называемую «Трудовую армию» («рабочие колонны»). Изнурительный труд под присмотром работников НКВД на стройках, рудниках и лесозаготовках  нещадно косил людей. Вкупе с бесчеловечной депортацией и уничтожением «шпионов» это, по оценкам, привело к гибели от четверти до трети немецкого населения.

Но и Победа не сильно улучшила положение оставшихся в живых. Людей неохотно отпускали из «Трудармии», а спустя три года и вовсе было объявлено: немцы выселены навечно. Многие начали избавляться от внешних признаков немецкости: меняли фамилии на русские, скрывали происхождение от детей, не учили их своему языку.


Памятник репрессированным немцам

Лишь в 1955 году для них был отменен этот режим спецпоселения, в 1964 году было объявлено об их  реабилитации, а в  1972 году сняты ограничения на выбор места проживания.  Однако, как считается, по просьбе руководителей среднеазиатских республик и сибирских областей, не заинтересованных в отъезде из своих регионов немецкого населения, этот указ не получил широкой огласки в средствах информации.

Во второй половине 80-х, с изменением советского закона «О въезде и выезде», началась массовая эмиграция немцев в Германию.

Однако АССР немцев Поволжья восстановлена не была. Хотя в перестроечные годы появился целый ряд общественных и культурных объединений российских немцев, которые развернули весьма активную деятельность, и возникли немецкие национальные районы Гальбштадт в Алтайском крае и Азовский в Омской области, многие предпочли уехать на историческую родину.


Потомки немцев Поволжья

Схожие процессы происходили в Казахстане и Киргизии, где с распадом СССР образовались значительные местные общины немцев.

 В то время у меня состоялась обстоятельная беседа с одним из руководителей Кыргызстана Муратбеком Иманалиевым. Он тогда посетовал: отъезд специалистов немецкого происхождения создаёт ощутимые проблемы для сельского хозяйства его страны. Это самые компетентные, трудолюбивые, непьющие работники…

В итоге, сегодня диаспора немцев, переселившихся в Германию из России и стран бывшего СССР, по оценкам, достигает двух с половиной миллионов.

Вклад уроженцев немецких княжеств и их потомков в российскую культуру, науку, историю столь велик, что можно лишь назвать небольшую часть имен.

Поклонник петровских реформ, враг невежества, автор незабвенного «Недоросля» и других комедий Денис Фонвизин происходил из обрусевших остзейских дворян.


Денис Фонвизин

Не все однозначно сегодня толкуют роль декабристов, но место в истории им уже отведено, в том числе Вильгельму Кюхельбекеру и Павлу Пестелю. Декабристы, как известно, «разбудили Герцена», в свою очередь «разбудившего народ». Известный революционер и писатель, Александр Герцен был по материнской линии немцем, многие свои идеи почерпнул из немецкой философии.

Без «Последнего дня Помпеи», других полотен Карла Брюллова, смело смешивавшего классицизм и романтизм, история русской живописи была бы беднее. Кстати, Пулковскую обсерваторию и другие сооружения в Петербурге возводил его брат Александр Брюллов.

Новые земли открывали мужественные мореплаватели Иоганн Крузенштерн, Федор Литке и Фаддей Беллинсгаузен. Фактическим создателем и первым президентом Петербургской Академии наук стал Лаврентий Блюментрост, до этого работавший лейб-медиком Петра I и пользовавшийся его полным доверием.


Фаддей Беллинсгаузен (
бона Гознака)

Происхождение не мешало обрусевшим немцам занимать высшие государственные должности в Российской империи. Компетентность, волевые качества, активность, педантичность и преданность престолу позволили им добиваться высот в политике, армии и администрировании.

Дольше даже, чем Андрей Громыко,  – 40 лет возглавлял министерство иностранных дел в XIX веке, при трех государях, граф Карл Нессельроде. Занимал он и более высокий пост – канцлера Российской империи.

 Человек весьма консервативных взглядов, он был ярым противником любых национально-освободительных движений, став одним из создателей Священного союза. Отторжение у него вызывали и любые либеральные преобразования, в том числе отмена крепостного права. В политике он ориентировался на союз с Австрией, неизменно прислушиваясь к мнению его кумира, австрийского канцлера Меттерниха. Свой след этот государственный деятель, как ни странно, оставил в гастрономии. Будучи тонким гурманом, «изобрёл» несколько блюд. В частности, «пудинг Нессельроде» – замороженный десерт из варёных каштанов, а также «суп Нессельроде» из репы, особый «майонез Нессельроде» и фирменное суфле из бекасов.


Карл Нессельроде

На протяжении большей части правления Николая I должность министра финансов занимал граф Егор Канкрин. Образованный человек, следивший за новейшими европейскими достижениями в науке о финансах, он добился бездефицитности бюджета, стабилизировал курс национальной валюты, введя серебряный рубль. Он отнюдь не был косным сановником, но, как и подобает министру финансов, отличался несговорчивостью, когда речь заходила о новых тратах из казны. Впоследствии император вспоминал:

Бывало, придёт ко мне Канкрин, греет у камина спину и на всякое моё слово говорит: “Нельзя, ваше величество, никак нельзя”.


Егор Канкрин

Систему денежного обращения реформировал почётный член Академии наук граф Михаил Рейтерн, занимая в 60-80-е годы XIX века должности министра финансов, затем главы кабинета министров.

Почётным членом Академии наук был и другой министр финансов, видный ученый, основатель научной школы конструирования машин Иван Вышнеградский.

На постах министра финансов, а затем председателя совета министров, которые он занимал в 90-е годы XIX века и в начале следующего столетия, немало сделал Сергей Витте. Он провёл новую реформу финансовой системы, добился введения винной монополии, разработал основные положения столыпинской аграрной реформы.


Сергей Витте

Шефами жандармов в разное время были Александр Бенкендорф и Вячеслав Плеве.

Умело отстаивал интересы престола приехавший из Вестфалии и в 1703 году поступивший на российскую службу граф Андрей Остерман. Член Верховного тайного совета, во времена Анны Иоанновны он  фактически руководил всей внутренней и внешней политикой империи. Видевшие сериал «Тайны дворцовых переворотов» наверняка запомнили созданный прекрасным актёром Владимиром Ильиным образ мудрого последователя петровских реформ, верного советчика царя-подростка Петра II, безуспешно пытавшегося уберечь его от дворцовых интриг.


Андрей Остерман

Невероятными взлётами изобилует «русская судьба» уроженца немецкого графства Ольденбург Бурхарда Кристофора Миниха, хотя и без падений не обошлось.

По приглашению русского посла в Варшаве Г. Долгорукова он прибыл в Россию в 1721 году, уже бывалым воякой, генерал-майором, специалистом по фортификациям – наслышанный об интересных реформах необычного русского царя.

Судьба вскоре свела его с Петром I, который, по обыкновению приглядываясь к новым людям, взял его в спутники при осмотре балтийских верфей. В Риге при них от удара молнии сгорела церковь, которую быстрый на решения царь тут же повелел восстановить в прежнем обличье. И тут выяснилось, что по пути в Петербург Миних некоторое время жил в Риге, причём напротив этой несчастной церкви, которую в свободную минуту и зарисовал. Предъявленный самодержцу рисунок вкупе с толковым комментарием в ходе осмотра так впечатлил самодержца, что он тут же произвел Миниха в генерал-лейтенанты. Отныне тот стал зваться Христофором Антоновичем.

Пётр действительно умел разбираться в людях. Сведущий в строительстве укреплений, Миних вскоре представил высочайшему патрону план фортификаций в районе Кронштадта. Царь не скрывал восторга:

Спасибо Долгорукову, он доставил мне искусного инженера и генерала.

Профессиональные знания, прекрасные организаторские способности, дотошность и неутомимость привели его при Петре II на должность генерал-губернатора Петербурга, а затем и Ингерманланди, Карелии и Финляндии. Крупномасштабное строительство, которое он развернул во всех подведомственных ему краях не прошло мимо внимания следующей императрицы – Анны Иоанновны. Она привлекла его для проведения масштабных реформ в армии (с чем он успешно справился), назначив на должность президента Военной коллегии и возведя в ранг генерал-фельдмаршала.

Свои чины он с честью оправдал – и командуя осадой Данцига, и на посту главнокомандующего в ходе войны с турками. Во время успешных боёв в Крыму, а затем при взятии Очакова командующий нередко сам шёл в боевых порядках, вдохновляя своих солдат…

В дальнейшей судьбе Миниха было всякое – и новые блистательные военные победы, и предложенный и не принятый им чин генералиссимуса, и должность первого министра по военным, гражданским и дипломатическим делам, и отправка на эшафот в результате дворцовых интриг, и замена в последнюю минуту казни 20-летней ссылкой, и триумфальное возвращение, и вновь пост генерал-губернатора…

Беззаветная верность, с которой Христофор Антонович служил своей новой родине, та польза, которую он ей принёс, были отмечены почётным включением его в число самых выдающихся российских подданных на памятнике «1000-летие России». Отметим, что строжайший отбор кандидатов для увековечивания на памятнике прошёл и Фонвизин. Хотя «русских немцев», трудившихся во славу России, могло бы быть куда больше – при наличии места на новгородском монументе.


Фигура Миниха на памятнике «1000-летие России»

Приверженность к порядку, стремление добиваться намеченной цели, расчёт, аккуратность даже в мелочах – качества, присущие немцам, изначально нравились далеко не всем. Многих они попросту раздражали. 

«Мы часто укоряем немцев за то, что на святой Руси они всегда добиваются тёплого местечка и достигают именно того, к чему мы стремимся. Но не сами ли мы в том виноваты? Они упорствуют, а мы пренебрегаем; они трудятся неусыпно и без усталости, а мы готовы истратить весь свой пламень на один порыв и пролениться потом всю жизнь. Что же удивительного, коль на пути гражданской жизни они перебивают нам дорогу и занимают у нас под глазами места и должности, которые были бы нам весьма по сердцу?», — заметил в своем рассказе «Аптекарша», опубликованном в 1841 году, Владимир Соллогуб. Писатель хорошо знал и Россию, и Германию, где долго жил. Не о том ли и Гончаров говорит своими Обломовым и Штольцем?

…Между тем и в советское время этнические немцы внесли огромный вклад в культуру и науку. Европейская известность не уберегла великого реформатора театра Всеволода Мейерхольда от сталинских репрессий. Немец по происхождению, получивший изначально три имени – Карл Теодор Казимир, он рано перешёл из лютеранства в православие и взял при крещении имя своего любимого писателя Всеволода Гаршина.


Александр Головин. Портрет Мейерхольда. 1910-е

В своем дневнике Мейерхольд записал:

Мне 19 лет, следовательно, 19 лет я жил среди русских, усвоил обычаи русского народа, полюбил его, воспитывался на Гоголе, Пушкине, Лермонтове, Тургеневе, Толстом, Достоевском, молился на русском языке…

Всеобщее признание снискали великие кудесники фортепьяно Генрих Нейгауз и Святослав Рихтер, лаврами увенчан и сын Нейгауза профессор Московской консерватории пианист Станислав Нейгауз. «Последним классиком XX века» теперь называют композитора Альфреда Шнитке, на творчество которого на протяжении большей части его жизни был наложен неофициальный запрет.

Российский театр и кинематограф сильно бы обеднел без Алисы Фрейндлих и «всесоюзной бабушки» Татьяны Пельтцер, немок по отцу.

Яркий вклад в отечественную литературу внёс Борис Богау, известный всем как Борис Пильняк, едва ли не самый популярный у нас писатель рубежа 20-30-х годов. Автору десятков книг власть не простила «Повесть непогашенной луны», в которой недвусмысленно намекалось на то, что направленный на принудительную операцию командарм (читай – Фрунзе) был зарезан по приказу того, кто только и мог отдать такой приказ. Арест, расстрел в 38-м («троцкист», «японский шпион»), реабилитация в 56-м…


Борис Пильняк

Полярные исследования прочно ассоциируются с именем учёного, покорителя высоких широт академика Отто Шмидта. А геохимия и минералогия – с именем академика Александра Ферсмана.

Серьёзный вклад в развитие космонавтики и ракетной техники внесли изобретатель Фридрих Цандер и  академик Борис Раушенбах.

Секрет атомной бомбы стал бы не так быстро известен в СССР, если бы не профессионализм одного из выдающихся разведчиков Рудольфа Абеля (Вильяма Фишера). Заслуги другого разведчика, Рихарда Зорге, «Рамзая», общеизвестны.


Легендарный Зорге

Один из самых титулованных спортсменов-тяжелоатлетов – Давид Ригерт. Родившийся в Северном Казахстане, куда были депортированы его родители, спортсмен благодаря своей целеустремлённости и трудолюбию добился исключительных достижений. Олимпийский чемпион и шестикратный чемпион мира, он установил 63 мировых рекорда. Впоследствии он делился профессиональными секретами с другими тяжелоатлетами на посту тренера сборной команды СССР.


Давид Ригерт: вес взят!

Отметим, что воспитал Ригерта Рудольф Плюкфельдер, тоже из семьи депортированных немцев. Тоже олимпийский чемпион, многократный чемпион мира, Европы и СССР, не раз поднимавший рекордную штангу.

Важные фигуры в общественно-политической жизни – Герман Греф и Алексей Миллер, бывшие губернаторы Эдуард Россель, Виктор Кресс и Александр Моор.

Перечень прославленных «русских немцев» можно продолжать и продолжать. Но одно имя всё же стоит особняком. Оно даже стало нарицательным.

Речь идет о Мюнхгаузене. Реальном человеке. Родившийся в 1720 году барон Карл Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен в 17-летнем возрасте поступил на службу к герцогу Брауншвейга Карлу, который отрядил его в свиту своего брата Антона Ульриха, направлявшегося в Россию. Целью было заключение брачного союза с племянницей российской императрицы Анны Иоанновны – Анной Леопольдовной, будущей престолонаследницей.

Поступив на службу в кирасирский полк российской армии, Антон Ульрих отличился в боях за Очаков и в походе к Днестру, за что получил два высоких ордена и был одним из первых удостоенных высочайшего воинского звания генералиссимуса.

Всё это время при нём, в качестве поручика кирасирского полка, а также гостя на состоявшейся в 1739 году свадьбе с Анной Леопольдовной неотступно находился барон Мюнхгаузен. Выправка и хорошие манеры не раз приводили поручика в состав почётного караула во время церемоний с участием высочайших лиц. Своими наблюдениями и размышлениями он в эпистолярной форме делился с венценосной четой.

После смерти императрицы в 1740 году новой правительницей России, и по совместительству его супругой, Антон Ульрих был провозглашен её соправителем при их малолетнем сыне – императоре Иване VI Антоновиче, родившемся в том же году.


Антон Ульрих

Мюнхгаузен был и свидетелем печального для него события – дворцового переворота 1741 года, после чего его ещё вчера венценосный патрон вместе с низложенной супругой был заключён в крепость, а затем сослан на север.

Близость к опальному принцу, к счастью для барона, не отразилась на его судьбе. Он дослужился до чина ротмистра и вышел в отставку в 1750 году, в связи со смертью его отца. Вернувшись в родовое имение Боденвердер, женился и благополучно прожил в браке почти полвека.


Памятник барону в Боденвердере

Мюнхгаузен любил гостей, которым рассказывал о своих приключениях в России, обильно сдабривая их самыми невероятными небылицами. Ещё добавил фантастичности и юмора один из его слушателей – Рудольф Эрих Распе.


Мюнхгаузен рассказывает свои истории. Старинная открытка

В байках барона ему особенно нравилось то, что рассказчик исподволь провозглашал торжество духа над грубой силой, способность разума преодолевать любые препятствия. Что он и запечатлел в своей знаменитой книге… 

В какой-то мере эти качества часто спасали соотечественников барона в трудных ситуациях, которыми изобиловала их жизнь в России. Правда, не смогли уберечь от невзгод весь немецкоязычный этнос, глубоко вросший в историю и духовную культуру нашей страны.

Владимир Житомирский

201


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: