Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Душа Франции (Часть 4)

На муралях – лучшие люди города

Читать Часть 1: От Лугдуна к Лиону

Читать Часть 2: Два собора: один главный, другой – прославленный

Читать Часть 3: Конные памятники в окружении муралей

 

Итак, мы задержались, рассматривая дом-панно. Кое-кого из запечатленных муралями-обманками людей мы узнаём. Других поможет узнать имеющийся список-подсказка.

 

Если императора Клавдия, о котором говорилось в предыдущей главке, лионцы, можно считать, себе присвоили – лишь благодаря появлению его на свет именно здесь, то судьба вот этого человека, фигура которого размещена за окном неподалеку, с городом связана самым тесным образом.

Это святой Ириней Лионский.

Жизнь этого человека, ставшего епископом Лиона, протекала во втором веке.

Ведущий богослов своего времени, Ириней считается одним из первых отцов христианской церкви.

На верхнем этаже и окно с женской фигурой. Это раннехристианская мученица, причисленная к лику святых, по имени Бландина. Рабыня лионской госпожи, девушка переняла от нее веру в Христа. Это привело ее к жесточайшим испытанием, когда в 177 году в городе вспыхнули гонения на христиан.

Страшными пытками – раскаленным железом, избиением плетьми, травлей хищниками, от нее добивались отречения от веры. Но девушка была в  ней тверда, повторяя палачам:  

 
 
 

Я христианка, мы ничего плохого не делаем!

 
 
 


Она не изменила своей вере…

После всех мучений ее бросили быкам, которые долго швыряли несчастную и ранили острыми рогами. Уже истерзанную, Бландину зарезали. Тело ее было сожжено, а прах развеян над водами Роны.

Мученица Бландина Лионская канонизирована и католической, и православной церковью.


Фрески-обманки

На балконе третьего (у французов – второго) этажа расположился Морис Сэв. Живший в XVI поэт в своих стихотворных произведениях отдал дань и гривуазным блазонам – воспеванию деталей женского тела, и неоплатонической философии, и буколике, и библейским мотивам.

Сэв фактически официально возглавил сложившуюся вокруг него группу стихотворцев, названную «Лионской школой поэзии». Творчество этих поэтов отличала свойственная эпохе Возрождения свобода мысли. Стихи обычно были отмечены воспеванием галантности и куртуазности.


Морис Сэв

Истинный поэт, он был наделен буйной фантазией. Благодаря ей Сэв, обнаружив монограмму из четырех букв на одном захоронении, расшифровал ее как аббревиатуру имени Лауры, музы Петрарки, покоящейся здесь.

Он даже предъявил якобы найденный рядом полуистлевший листок с обрывком посвященного ей сонета – конечно же, написанного Петраркой.

Ну и что, что литературоведы выказывают обоснованные сомнения? Зато история, достойная пера поэта. Что, как полагают зануды-специалисты, и было претворено в жизнь им самим: сонет, по их мнению, сочинил Морис Сэв.

В том же веке творил один из самых прославленных писателей, сейчас приветствующий вас с балкончика: именно здесь, в Лионе, из-под пера Франсуа Рабле излилась бессмертная история Гаргантюа и Пантагрюэля.

Монах, увидевший изнанку набожности обитателей монастыря, их невежество, развратный быт, алчность и лицемерие; студент университета, затем практикующий врач в Лионе, городе, который XVI веке фактически стал центром культуры и книгоиздания всей страны…

Это ступени, ведшие Рабле к написанию великого романа.

Сатирическими стрелами в нем были осыпаны псевдоученые-схоласты и невежественные, но воинственные монархи, святоши и фанатики, и даже папский престол.

Осознав опасность сатирической направленности произведения, католический клир добился его запрета. И только уехав заграницу, Рабле смог издать последнюю книгу эпохального романа.


Франсуа Рабле и его незабвенный Гаргантюа

В связи с именем главного героя Рабле вспоминается случай из моей журналистской жизни. Он относится к тому периоду, когда я работал в созданном блистательным Егором Яковлевым в середине 60-х журнале «Журналист».

Необычно смелые по тем временам публикации на самые острые темы выделили это издание из общей массы, чем и привлекли внимание ревнителей партийной идеологии. Строптивец был изгнан, а на укрепление прислан Василий Голубев, не скрывавший, что имеет опыт работы в «Смерше» НКВД, человек твердых партийных понятий и не слишком широкого кругозора.  

Когда в одном из первых предложенных ему материалов он наткнулся на слово «Гаргантюа» («вечером, после плотного ужина усядется человек в мягкое кресло этаким Гаргантюа, включит телевизор…»), он прочитал небольшую лекцию:

ГаргантЮ́ы какие-то пихают… Кто это знает? Кому это понятно? Ближе к людям надо быть… Не гнушайтесь писать проще, доходчивее…

От ревнителей «единственно верных взглядов» прошлых времен немало натерпелся Гиньоль. Хотя это всего-навсего перчаточная кукла. Мы видим ее на руке ее создателя – Лорана Мурге, опершегося на балконные перила второго (по- нашему – третьего) этажа.

 Заработка рабочего шелкоткацкой мануфактуры никак не хватало, чтобы прокормить его десятерых детей, и Мурге меняет профессию, став ярмарочным торговцем, а заодно освоив ремесло дантиста, фактически зубодёра.

Чтобы завлечь будущих пациентов и заставить их смеяться вопреки зубной боли, он смастерил одевавшуюся на руку куклу, которая с его помощью веселила людей, «рассказывала» смешные истории, сочиненные, естественно, Лораном.

Идея оказалась столь продуктивной, что бывший ткач, забросив свое зубодёрство, сделал еще несколько кукол и стал показывать целые импровизированные представления.

Они привлекали тем, что их герои во главе с Гиньолем, «парнем из народа», потешались над повадками буржуа, отпускали шпильки в адрес властей, в простых и порой весьма грубоватых выражениях отзывались о социальной несправедливости, не забывали в том же духе посудачить о последних событиях.


Гиньоль обрел огромную популярность у французов

Фактически это был первый опыт создания сатирического кукольного театра. С площадей он перебрался в кафе, а затем и на подмостки. После смерти отца дело продолжили дети Мурге.

Конечно, такое не могло нравиться властям. Жесткая цензура, введенная Наполеоном III, наложила запрет на представления театра в Париже, а тексты предписала предъявлять заранее.

Нет худа без добра: являвшиеся плодом импровизации неграмотного Лорана Мурге, эти тексты теперь оказались сохраненными.


Лионцы помнят Мурге и его Гиньоля

В разные периоды театр Гиньоля вынужденно уходил в тень, чтобы затем вновь возродиться и обрести популярность. В итоге справедливость восторжествовала.

В начале минувшего столетия в Лионе воздвигли довольно пышный памятник: Мурге со своим главным творением на руке и надписью: «Создатель театра Гиньоля». А в начале 2000-х отмечали двухвековой юбилей прославленной куклы, ставшей одним из символов Лиона.

Добавим, что многим памятна популярная программа «Куклы» на нашем ТВ. Изначально это была передача французских коллег, у кого и было приобретено право на ее воспроизводство в переосмысленном, конечно, виде и для отечественного зрителя.    

А вот на вас устремил взор человек, имя которого известно каждому школьнику средних классов. Оно пишется и с прописной, и со строчной буквы:

Ампер и ампер.

Уроженец Лиона, великий физик и математик Андре-Мари Ампер прославился исследованиями взаимодействия между магнитом и током, введя само понятие «электрический ток».

Он открыл взаимодействие между электротоками, сформулировав «закон Ампера», предложил использовать для передачи сигналов электромагнитные процессы.


Портрет Ампера несут на себе не только французские марки

Термины «кинематика» и «кибернетика» благодаря ему утвердились вначале в научном сообществе, а затем вошли и в обиход.

Имя знаменитого лионца увековечено в названии единицы силы тока – ампер, и в соответствующих измерительных приборах – амперметрах. 

Если Ампера знают и уважают, то этого сына Лиона знают и любят. Хотя и уважают тоже.

Любят за те чувства, которые он пробуждал своим крошечным трогательным героем. Уважают – за талант, за смелость, за твердый выбор, который он сделал, когда его страна была в отчаянном положении.

Конечно, речь об Антуане де Сент-Экзюпери.

Благодаря автору «Маленького принца» перед детьми по всему миру (и взрослыми, вспоминавшими, что были детьми) зримо представали такие вечные понятия, как дружба, любовь, верность, доброта, сердечность. Они ощущали способность видеть сердцем, слышать смех звезд, понимали ответственность «за тех, кого приручили».


На мурали: Сент-Экзюпери и его Маленький принц

И даже те, кто лишь краем уха слышал о перипетиях жизни автора, кто помимо «Принца» не держал в руках «Ночной полет», «Южный почтовый», «Планету людей», понимали, что не случайно взрослый герой сказочного произведения по профессии – авиатор.

Авиация и литература одинаково сильно влекли Сент-Экзюпери – свободным полетом в небесных высях и свободой полета мысли и чувства.

Между тем судьба словно отвращала его от неба, будто подталкивала его к писательскому столу, раз за разом посылая ему жестокие предупреждения.

Первая его авиакатастрофа произошла, когда ему было 23. Потом он едва не погиб, испытывая гидросамолет. В 35 лет – авария над песками Северной Африки. Спустя три года – тяжелая авиакатастрофа в Центральной Америке.

Возвращаться к полноценной жизни ему помогало литературное творчество. В разгар Второй мировой, в 1943 году, когда написано практически всё задуманное, он отправляется к своим товарищам-авиаторам, с территории Северной Африки в составе «Сражающейся Франции» воюющих против фашизма.

Несмотря на все травмы капитана Сент-Экзюпери допускают до полетов. Но – опять катастрофа и списание в запас. И он вновь бьется за право взмыть в небо, за честь оказать помощь родной Франции.

 
 
 

«Я обязан участвовать в этой войне. Всё, что я люблю, – под угрозой… Я хочу драться, меня вынуждают к этому любовь и моя внутренняя религия», – заявляет он.

 
 
 

И в итоге он добивается разрешения на разведывательные полеты – вопреки тому, что ему уже трудно самостоятельно надеть летный костюм и забраться в кокпит, и требуется помощь товарищей.

Но за рычагами он вновь опытнейший ас, и раз за разом совершает боевые вылеты.

Из очередного полета, 31 июля 1943 года, его «Лайтнинг» не вернулся.

Много десятилетий можно было строить лишь догадка относительно произошедшего с Сент-Экзюпери – пока в конце 90-х марсельский рыбак не выловил браслет с именами писателя и его жены и адресом издательства, выпускавшего его книги.

В 2000-х с морского дна были подняты фрагменты самолета, которым в своем последнем полете управлял автор «Принца» и других любимейших книг.


Один из самых любимых лионцами памятников: Экзюпери и Маленький принц

Сегодня писателя вместе с его сказочным героем можно видеть не только на балконе третьего этажа среди других знаменитостей, но и на площади Белькур: на высокой белой стеле в авиационном шлеме расположился Сент-Экзюпери, из-за его плеча выглядывает Маленький принц.

Читать Часть 5

Владимир Житомирский

161


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: