Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Мифы Фрибура (Часть 5)

Бурёнка в споре с герцогом за авторство герба

Читать Часть 1: «Ров жареной картошки» и метамеханика Тэнгли

Читать Часть 2: Городские фонтаны как зеркало эпохи

Читать Часть 3: Чем отличаются местные сказки от русских

Читать Часть 4: Древо в честь «швейцарского Бородино»

 

Я уже упоминал о Муртене, городе, увековеченном в названии памятного древа во Фрибуре. Он достоин того, чтобы сказать о нём подробнее.

 

Городок-мафусаил в кантоне Фрибур, известный с начала VI столетия, расположен в полумарафоне от одноименной столицы кантона. Он запомнился мощнейшими средневековыми защитными сооружениями.

Они настолько хорошо сохранились и столь живописны, что, когда Швейцария удостоилась принять Expo-2002, историческая часть города была включена в число главных площадок проведения мероприятий в русле Всемирной выставки. (У меня сохранился «памятник» – привезенная отсюда сувенирная наклейка той Expo с алым сердцем, вместившим белый швейцарский крест).


Крепостные стены Муртена

Более чем восьмиметровые в высоту, толстые стены здешней крепости соединяют дюжину могучих башен.

Поднявшись по каменным ступеням наверх, сквозь бойницы вы видите просторный луг. Именно там, после 13-дневной осады Муртена, 22 июня 1476 года развернулась историческая битва между войсками Швейцарской конфедерации и армией бургундского герцога Карла Смелого.

Несмотря на значительный перевес сил последнего и присвоенное себе звучное «погоняло» («Смелый»), оказавшиеся куда смелее швейцарцы одержали яркую и, как вскоре выяснилось, историческую победу. Ее, как уже говорилось, здесь именуют «швейцарским Бородино».

Муртен («Морат» для франкофонов), выйдя из-под власти Савойской династии, отошел более демократичной Конфедерации.

Эта славная баталия вдохновила Джорджа Байрона на следующие строки:

 

Как Ватерлоо повторило Канны,
Так повторен Моратом Марафон.
Там выиграли битву не тираны,
А Вольность, и Гражданство, и Закон.
Там граждане сражались не за трон
То не была над слабыми расправа,
И не был там народ порабощен,
Не проклинал «божественное право»,
Которым облачен тот, в чьих руках держава
.

 


Карл Смелый удирает после «швейцарского Бородино»

Не меньшее впечатление эта виктория народа над несостоявшимися поработителями произвела на Николая Карамзина, побывавшего в этих местах в конце XVIII века:

 

Карл Дерзостный, герцог Бургундский, один из сильнейших европейских государей своего времени, бич человечества, ужас соседственных народов, но воин храбрый, вознамерился в 1476 году покорить жителей Гельвеции и гордость независимых смирить железным скипетром тиранства. Двинулось его воинство, разноцветные знамена возвеялись, и земля застонала под тяжестию его огнестрельных орудий. Уже полки бургундские во многочисленных рядах расположились на берегах Муртенского озера, и Карл, завистливым оком взирая на тихие долины Гельвеции, именовал их своими. В один час разнесся по всей Швейцарии слух о близости врагов, и миролюбивые пастухи, оставив хижины и стада свои, вооружились мгновенно секирами и копьями, соединились и при гласе труб, при гласе любви к отечеству, громко раздавшемся в сердцах их, с высоты холмов устремились на многочисленных неприятелей, подобно шумным рекам, с гор падающим. Громы Карловы загремели; но храбрые, непобедимые швейцары сквозь дым и мрак ворвались в ряды его воинства, и громы умолкли, и ряды исчезли под сокрушительною их рукою. Сам герцог в отчаянии бросился в озеро, и сильный конь вынес его на другой берег. Один верный служитель вместе с ним спасся, но Карл, обратив взор на поле сражения и видя гибель всех своих воинов, в исступлении бешенства застрелил его из пистолета, сказав: "Тебе ли одному оставаться?" Победители собрали кости мертвых врагов и положили их близ дороги, где лежат они и поныне.

 

Город, конечно, чтит участников той баталии, на высокий пьедестал вознесен величественный монумент командующего швейцарскими войсками. Но имеется и другой памятник, более камерный: высокое и довольно пышное дерево. Соответствующая табличка информирует: это «потомок [“descendant”] Муртенской липы во Фрибуре».

Действительно, город имеет все права, чтобы обзавестись хотя бы филиалом фрибурского флористического мемориала.


Муртенский потомок «Муртенской липы», растущей во Фрибуре

О фрибурском Муртене по несколько раз в день в наших краях мог бы вспоминать каждый автомобилист, да и пеший народ тоже. Не подозревая этого, люди часто видят стилизованный герб Муртена.

Как мне не без гордости рассказали в этом городе, их герб – весьма агрессивный царь зверей, вскочивший на задние лапы и явно испускающий грозный рык, используется в качестве логотипа Peugeot, с легкой руки автора первого варианта эмблемы.

Правда, в отличие от муртенского герба автомобильный логотип многократно претерпевал модификации…


Логотип «Пежо» в динамике

Но возвратимся после муртенского зигзага в столицу кантона – Фрибур. Прекрасный вид откроется с мощного шестиарочного каменного моста через Сарин, не «Чёртова», разумеется, а носящего имя Заринген.

Карабкающиеся по скалистым склонам старинные дома под черепицей, остатки, весьма внушительные, могучих средневековых защитных валов, встроенные в них крепостные башни и бастионы, столь впечатлившие Рёнкина и вдохновившие его на создание серии картин, изящные извивы реки, и еще мосты через нее.

Короче, «Вид с моста» – согласно именуемой так, некогда популярной у нас пьесе Артура Миллера, то есть возможность окинуть взглядом и оценить происходящее. А в нашем случае и восхититься.


Фрибур. Вид с моста

Вы еще не забыли, что на рассказ о славном городе Фрибуре меня сподвигла привезенная оттуда черная бархатистая кепка-бейсболка? С нашитой впереди наподобие кокарды головой коровы, устремившей на вас свой, естественно «коровий», взгляд.

И, возможно, не забыли апокриф о происхождении чёрно-белого герба Фрибура, связанного с не лучшей в жизни ночёвкой герцога Бертольда.

Так вот, корова не случайно оказалась на кепке. Это домашнее животное конкурирует с этим самым герцогом в качестве «автора» герба кантона Фрибур. Дело в том, что окрас местных коров – чёрно-белый.

При этом по многим параметрам они уступают своим «соплеменницам» из других кантонов. Местные более медлительные и ленивые, чем бернские бело-палевого окраса. Своею статью не могут сравниться с более гармонично сложенными бурёнками из кантона Вале.


Не она ли позировала для нашивки?

Но все эти недостатки перекрываются одним уникальным достоинством.

Здешние коровы дают молоко такого качества, что только из него может быть создан всемирно-известный грюйерский сыр.

Он назван по имени деревушки в кантоне Фрибур, где его и начали варить.

Теперь это небольшой городок.


Грюйер славится не только своим сыром, но и живописным замком

Мне посчастливилось присутствовать во время священнодействия местного сыровара.

…Как и всё в Швейцарии, сыр здесь изготавливают основательно, со знанием дела и очень серьезно. Процесс этот длительный, и всякий раз мне доводилось видеть какую-то одну стадию.

Сейчас, в Грюйере, в полумраке своей сыроварни, смахивающей на лабораторию алхимика, священнодействовал Франсуа Трашбу. Он бережно брал на руки огромный круг того, что должно стать сыром, пеленал в марлю и опускал в чан, заботливо оглаживал результат своих трудов, чем-то поливал, снова вынимал и вновь укладывал на место.

Рождался прославленный грюйерский, один из самых известных швейцарских сыров.


Результат «содружества» фрибурских коров и сыроделов

Сноровистый Франсуа разговорчивостью не отличался. А вот его коллега веселый гигант Руди Верен, когда мы оказались в его шале на вершине горы Эгли в Альпах, прочел даже весьма обстоятельную лекцию, практически не отрываясь от работы подле огромного медного чана, висевшего над огнем:

– Сюда я налил вечернее и утреннее молоко. Вначале нагрел его до 32 градусов, потом добавил сыворотку – ее мы получаем из желудка телят. Через полчаса молоко сделалось плотным, как йогурт.

И здесь в ход идет «сырная арфа» (Руди демонстрирует металлическое приспособление со струнами, действительно смахивающее по форме на означенный музыкальный инструмент). Ею хорошо расчленять плотную массу, которую затем полчаса надо размешивать. Потом вновь в течение получаса подогреваем до 52 градусов, а вот сейчас как раз и будем эту массу извлекать из чана...

Он опускает на дно котла марлевую простыню, причем без видимого дискомфорта довольно долго орудует в горячем месиве обеими руками, с другой стороны материю подхватывает помощница. Подняв края марли, маэстро делает тюк и легко перебрасывает его на стол рядом в заготовленную форму – пластмассовый круг с высокими стенками. Оттуда стекает беловатая жидкость. Вначале прикрывает марлевый мешок крышкой, потом для более полного отжима опускает гнет – рычаг с веревкой и грузом.

– А теперь оставим будущий сыр на десять часов в покое, чтобы потом на двое суток поместить в 30-процентный солевой раствор, а после отправить в погреб. Но и здесь мы его не бросим без внимания, каждые три дня поверхность надо смачивать соленой водой для дезинфекции и придания головке аппетитного облика и того, что называется «товарным видом».

А дальше надо принимать решение: какой сыр вы хотите получить – трехмесячный «молодой», шестимесячный «зрелый» или двух- или трехлетний «хоблкезе» («рубаночный сыр»).

В объяснение странного последнего названия Руди берет в руки лежащую голову сыра, достает инструмент, как две капли воды походящий на фуганок, и острым лезвием состругивает тончайшие пластинки.

– Угощайтесь, пожалуйста, и сравните с молодым и зрелым... Не будем же мы ждать, когда поспеет тот, что мы с вами готовили сегодня...

Островатый вкус и ненавязчивый аромат навсегда станет ассоциироваться с альпийским сыром. И будет вспоминаться, как вдоль крутой дороги сюда на горных откосах, покрытых пронзительно зеленой травой, паслись ухоженные и немного самодовольные буренки, с достоинством позвякивающие шейными колокольцами. С этих сочных трав, с этих рекордисток-буренок и начинается дорога к конечному продукту.

…А после дегустации я попросил сыровара попозировать с образцом своей продукции.


Легендарный сыр

А теперь время вернуться к истории возникновения фрибурского кантонального герба.

Не исключено, что, не подозревая того, именно фрибурские буренки подали идею его чёрно-белой расцветки.

Если хотите, считайте это одним из мифов, окутывающих Фрибур.


Герб кантона Фрибур

Но, во всяком случае, славные здешние коровы достойны того, чтобы красоваться на сувенирах.

Бейсболку-«памятник» мне презентовала руководительница местного туристического офиса. Со словами:

Чтобы не забывали наш Фрибур.

А я, как видите, и не забываю.

Владимир Житомирский

61


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: