Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Под греческими звёздами (Часть 2)

Отчего столица названа её именем

Читать Часть 1: Кто же превращён в лебедя?

 

В первый наш приезд в Грецию мы жили в предместьях Афин, в курортном местечке Глифада. Цивилизованное, даже, выражаясь современным языком, пафосное место.

 

Расположенная в 15 километрах от столицы, Глифада обладает всем, чтобы считаться средиземноморским курортом. Просторный песчаный пляж, где люди могут чувствовать себя достаточно уединенно. Обрамленная роскошными пальмами эспланада.


Аромат Глифады

Несколько улиц с супермаркетами и разнообразными магазинами.

Возле одного из бутиков в качестве рекламы посреди тротуара, на специальной конструкции, без всякой привязи восседает огромный попугай с лазоревыми крыльями и желтой грудью и с таким устрашающим черным клювом, что некоторые пугливые прохожие порой предпочитают нырнуть в бутик и выйти потом из других дверей, нежели пройти вблизи от птицы.

Что, собственно, от них и требуется...


Попугай – сотрудник бутика?

Конечно, рестораны национальной и китайской кухни, открытые кафе под весёлыми зонтиками прямо на берегу. Дискотеки. Затон для яхт, перед отплытием празднично взрывающихся разноцветными парусами, отчего вспоминаются картины Марке и других импрессионистов.

В центре городка с уважительно пустующей вокруг неё площадью высится белая церковь с традиционным для Греции пологим куполом.

Храм достаточно большой, чтобы вместить многочисленных гостей на свадебной церемонии, свидетелем которой вы можете стать в один из уик-эндов.


Храм святых Константина и Елены в центре Глифады

Напоминающие куколок разряженные детишки будут шмыгать между гостями на протяжении всей церемонии, а затем, когда уже начнёт темнеть, задремлют на церковных стульях.

В конце концов, родные и близкие шумно погрузятся в автобусы и поедут в сторону застолья. А счастливые молодые в большом лимузине с шофером отправятся в другую сторону с другими целями.

Общее праздничное настроение резонансом совпадёт с вашим, которое наверняка возникнет уже вскоре после приезда в Глифаду.

И всё же, надо признать, была одна закавыка. И состояла она в том, что, отель наш выходил на шоссе, и вследствие активности местных байкеров и некоему акустическому феномену в окна врывался круглосуточный рёв столь непреодолимый, что в отсутствие берушей приходилось использовать ватные тампоны для слуховых каналов.

В этом плане жару поддавал расположенный неподалеку аэродром, хотя лайнеры летали не столь часто, как прорывали теоретическую тишину мотоциклисты.

Тогда, кстати, впервые довелось увидеть так называемых «плейнспоттеров» (plane spotters), «охотников за самолётами». Это, как выяснилось, такое хобби, ведение реестра лайнеров.


Плейнспоттерство

Мы увидели группу подобных людей на крытой, но с широкими проёмами вместо окон веранде на верху нашего отеля. Они сидели, потягивали пиво – до того момента, как раздавался рокот приближающегося самолета. Тут они стремительно, подобно стае вспугнутых птиц, бросались к краю веранды и устремляли – кто взор, кто бинокль, кто фотокамеру – ввысь, в сторону пролетающего   самолета. Потом, шумно обсуждая увиденное, возвращались за свой стол, заказывая новую порцию пенного.

Замечу, что теперь этих азартных людей вы тут не встретите: позднее аэропорт был закрыт.


Лукоморье Глифады

Как и почти всякое поселение в Греции, Глифада имеет за плечами давнюю и насыщенную историю. Вы это почувствуете, подойдя к руинам базилики V века и разглядывая уцелевшую от неё колонну.

Но базилика совсем юная в сравнении с временами глубокой древности, когда тут уже обитали люди.

Эксони, как именовалось поселение – предшественник Глифады, по свидетельству археологов, было обитаемо ещё во времена неолита, то есть, чуть ли не за 60 веков до новой эры. А найденная гробница говорит, что эллины жили здесь начиная с третьего тысячелетии до н.э.

Утверждается, что в первом веке в Эксони прибыл апостол Павел, чтобы начать свои проповеди среди жителей здешних краёв.

В музее хранится обнаруженная в Глифаде каменная плита, датируемая началом IV века до н.э. На ней выбиты слова благодарности властей Эксони за оказанную финансовую помощь двум гражданам, имена которых теперь навсегда увековечены.


В глубокой древности также были спонсоры

Впоследствии сменившая Эксони Глифада на протяжении столетий представляла собой рыбацкий поселок. Лишь тектонические потрясения, вызванные Первой мировой войной, главным образом её окончание, привлекли внимание к предместью греческой столицы.

Был осуществлён масштабный проект, превративший заштатный посёлок в популярный курорт. Постепенно своей гламурностью он заслужил эпитет «греческий Беверли-Хиллз».

Это оценили многие знаменитости и финансовые тузы. Особенно после того, как виллой тут обзавелись Онассис с Жаклин Кеннеди.


Онассис и Жаклин Кеннеди

По проспекту, превращающемуся в окружённое зеленью и скалами шоссе, мы пару раз пешком выбирались в Вульягмени, это туда-обратно 15 километров.

Дорога преодолевалась незаметно: воздух, красоты плюс укромное озеро, в котором можно было окунуться по пути.

А сам приморский курорт, в противоположность Глифаде, отличался спокойствием, тишью и умиротворенностью.

Море здесь было, пожалуй, еще более синим и влекущим к себе, а его солёное дыхание смешивалось с ароматом роскошной цветущей растительности неизвестного мне наименования, подступавшей к обрывистому берегу.

Прибрежные скалы, обступившие пронзительную лазурь, делали пейзаж ещё более роскошным и незабываемым.


Вульягмени, райское местечко

Райское место – ни дать ни взять.

Ан нет, не совсем так. Подобно названию классического итальянского фильма «Нет мира под оливами», и тут, как оказалось далеко не так безоблачно.

Спустя считанные месяцы после наших небезосновательных восторгов в адрес Вульягмени в зарослях оливковых деревьев была обнаружена ужасная находка: чемодан с расчленённым телом.

Несмотря на то, что пролежал он тут не менее трёх месяцев, следователям удалось установить погибшую: супермодель Светлана Котова.

Одна из самых красивых россиянок (что подтверждено её выходом в финал конкурса «Мисс Россия»), она позволила себе увлечься солидным и состоятельным греческим боссом шоу-бизнеса. Более того, приняла его приглашение погостить на его вилле под Афинами.

Щедрый грек, сулившей ей блистательную карьеру, оказался главным киллером страны Александром Солоником, приезжавшим в Россию под чужим именем и по чужому паспорту.

На его греческой вилле появились «братки», мстившие за убиенных им криминальных авторитетов. И, по версии следствия, его удавили, а с несчастной красавицей-моделью расправились как с ненужной свидетельницей.


Солоник и Котова: чудовище и красавица

…Но вот мы снова в Глифаде.

Дольче фар ниенте – всё же скушновато…

Приехать в Грецию и не побывать хоть раз в Афинах?! Такое может себе позволить либо очень нелюбознательный человек, либо тот, кто по возвращении домой готов переносить колкости своих знакомых, что, мол, «слона-то он и не приметил».

Конечно же, сюда следует выбраться с любого курорта. Если же вы остановились в роскошной Глифаде или описанном выше уютном Вульягмени в предместьях столицы, то будете приезжать в Афины не раз и не два.

Одна смена караула у парламента займет на вашей флэш-карте добрый десяток кадров.

Для человека несведущего наряд стражников может показаться опереточным: белые рейтузы, уходящие под нечто, смахивающее на мини-юбку, бордовые шапочки с хвостами до пояса, чёрные туфли с несерьезными огромными помпонами.


Смена караула

Гид или толковый путеводитель подскажут, что так увековечена память о патриотах, которые в начале XIX века развернули борьбу против османских оккупантов: это, по большей части, были пастухи, одевавшиеся подобным образом.

В преддверии свидания с главным афинским магнитом – Парфеноном стоит побродить среди коринфских колонн Библиотеки Адриана, построенной около двух тысячелетий назад римским императором, имя которого она теперь и носит.

О её масштабах говорит то, что даже сохранившаяся часть книгохранилища занимает городской квартал. А если подумать, какие там были читатели…


Величественные руины Библиотека Адриана

И наверняка там можно было прочесть немало интересного об истории самих Афин. К 132 году, когда её строительство было завершено, город имел за плечами уже многовековую историю. И реальную, и вымышленную. Одну от другой отличить трудно. Да и стоит ли?

Об этом вы задумаетесь после, когда взберётесь на 156-метровую скалу Акрополя и, осмысляя всё там увиденное, присядете на камень, откуда открывается весь город.

Вас будет овевать ветер, освобождая от накопившейся усталости. И с позволительным в этом случае пафосом вы скажете себе: «Да это же ветер истории…».


Овевает «ветер истории»

Действительно, вы только что бродили по тем местам, где, по преданию, решалась судьба города, ещё не имевшего тогда имени. Было это во времена, когда боги  запросто спускались на землю и на досуге даже состязались между собой в могуществе и смекалке.

Вот и властелин морей и одновременно колебатель земли Посейдон, кстати, брат громовержца Зевса, поспорил со своей племянницей, соответственно дочерью Зевса, воительницей Афиной, явно не учтя, что она была еще и богиней мудрости. Кого, мол, из них выберут себе в покровители жители этого безымянного города?

Для того чтобы завоевать их расположение, Посейдон так жахнул по скале своим трезубцем, что из неё забил источник. Вода в нём была солёная: этот бог распоряжался ведь морской водой.

А его мудрая племянница, вонзив в землю своё копьё, превратила его в оливковое дерево.

Солёной воды было в избытке – стоило лишь подойти к кромке моря. А вот оливки были куда нужнее. И Афина была единодушно провозглашена покровительницей города, увековечившего её имя в своем названии.


Но
эль Галле. "Спор Афины и Посейдона", 1748 год

На скале в её честь был из туфа построен храм Парфенон. Разрушенный персами, он стал эскизом возведённого на его развалинах в пятом веке до новой эры куда более величественного и бессмертного беломраморного Парфенона.

А саму Афину во всём её великолепии изваял величайший скульптор древности Фидий.

12-метровая богиня сверкала золотом, которого потребовалось более тонны. Для открытых частей тела в огромном количестве использовались пластины из слоновой кости. На протяжении почти тысячи лет непревзойденная по красоте и пропорциям статуя была объектом поклонения.

О том, как проходили посвящённые ей празднества, можно судить по барельефам на фризе Парфенона.

К сожалению, сразу после наступления византийской эпохи памятник исчез, оставив после себя лишь копии и описания современников.

Собственно говоря, мы уже разглядываем Парфенон – это чудо древней культуры. К этому моменту мы уже миновали его преддверие – величественные и неторопливые Пропилеи. Мраморные ступени, классические колонны с уцелевшими фризами, постаменты уничтоженных временем и завоевателями статуй – всё это, как и в древности, помогает к переходу из мира обыденности в мир возвышенного.


Парфенон

По словам одного из титанов зодчего минувшего столетия Ле Корбюзье, для него Парфенон – это «громкий крик на фоне красоты и уродства».

А что же он для вас?

И вы постепенно приходите к мысли: Парфенон словно призван рассказать нам о мощи Афин, о творческом порыве, глубоких знаниях и технических возможностях людей, живших за два с половиной тысячелетия до нас.

Возведенный по приказу просвещенного афинского военачальника Перикла, четырехугольный храм с его дорической колоннадой, несмотря на впечатляющие собственные масштабы отнюдь не подавляет.

Секрет в так называемом «золотом сечении», применённом его великими создателями: соотношение длины и ширины храма, ширины и высоты, равно как и других элементов, определялось как 9 к 4.

При взгляде снизу храм не «заваливается», перспектива как бы исправляется. Дорические колонны слегка изогнуты, незаметно наклонены внутрь здания, центральные чуть выше тех, что с краю.

Откуда все эти тонкости были известны его строителям – Калликрату, Иктину, Мнесиклу, Фидию? И как использовались эти знания архитекторами в последующие века?..

С тех, кто склонен смотреть на всех, живших прежде, как на невежд и неумех, при виде Парфенона вмиг слетает спесь. Этот храм, похоже, служит посланием от древних нам сегодняшним.

А ведь он давно бы уже должен был быть повержен в руины. Его переделывали в христианскую церковь, крестоносцы устроили здесь католический храм, в XV веке турки превратили его в мечеть, а спустя два века устроили в нём пороховой склад. Чудовищный взрыв, спровоцированный ядром, пущенным в турок враждовавшими с ними венецианцами, нанес ему тяжкие раны, которые залечивают и по сей день.

И всё же храм устоял. Возможно, сказалось всемогущее заступничество самой Афины. Если так, то и её возможностей не хватило для того, чтобы уберечь Парфенон от действий британского посла в Оттоманской империи лорда Элджина.

В начале XIX века он руководил археологической экспедицией, которая работала на Акрополе, и наиболее ценные находки без всяких смущений отправлял в Великобританию. Все попытки греков вернуть хотя бы часть сокровищ, даже на условии, что экспозиция будет считаться филиалом Британского музея, разбились о непреклонность Лондона, и слышать не желающего о подобной реституции.

Если бы не английский лорд, экспозиция расположенного неподалеку Музея Акрополя, могла бы быть куда представительнее. Хотя и сейчас по выставленным в ней многочисленным каменным изваяниям, не всегда целым кариатидам и фрагментам роскошного фриза можно судить об изяществе интерьера Парфенона.

В окружении этих прекрасных скульптур может вспомниться история с прославленным мастером резца тех времен Поликлетом. «Отцы города» заказали ему высечь некую статую и придирчиво следили чуть не за каждым его движением, то и дело давая указания, что именно ему следует подправить.

В назначенный срок он представил не одну, а две похожие фигуры. Заказчики с гневом отвергли одну и пришли в восторг от второй. Ту, которая вам понравилась, сказал в ответ ваятель, высек я, а другую сделали вы.

Оказалось, что по ночам Поликлет работал над тем же заказом, но следовал собственному вкусу. К счастью, по большей части, ваятели и зодчие в Элладе пользовались достаточной свободой творчества.

К слову, в Музее Акрополя существует любопытный запрет: нельзя фотографировать посетителей.


В Музее Акрополя

И если вы попытаетесь  навести объектив на собственную супругу на фоне мраморных изваяний, то тут же возникнет служитель, чтобы напомнить о запрете. Причём, даже если вы скажете, что фотографируете супругу, вам будет указано, что и она  – посетитель музея.

И против этого вам нечего будет возразить.

Разве что сделать снимок контрабандой…

Владимир Житомирский

38


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: