Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Остров меди, Афродиты и одеколона (Часть 4)

Всепроникающее «Kopiaste!»

Читать Часть 1. Когда же истлеет платок?

Читать Часть 2. Дела сердечные Львиного Сердца

Читать  Часть 3.  Поездки: состоявшаяся и нет

Другие ингредиенты туристического сервиса не в пример транспортной составляющей (о которой рассказывалось в предыдущей главке) действуют более эффективно.

 

В отеле нас по первой же просьбе переселили в другой номер: прежний выходил окнами прямо на мусорные баки. Что ж, кто-то и там должен пожить, хоть недолго.


Вид из (нового) номера отеля

Персонал в отеле – само доброжелательство и заботливость.

Очень внимательно вас обслужат в ресторанах и кафе. Хотя и от вас потребуется некоторое внимание при расчетах: на чеке могут оказаться некие дополнительные суммы, написанные от руки. Если вы поинтересуетесь их происхождением, вам скажут, что это, мол, так, служебные записи. А не проявите любознательности – заплатите лишку.

Вот со Спиросом Стилиану такого не было, он обошёлся без «приписок» и вообще оставил очень хорошее воспоминание.


У ресторана Спироса

Кроме английского этот шеф-официант, как он потом представился, неплохо изъяснялся по-русски. Он рассказал нам о фирменных блюдах. Поинтересовавшись, что мы предпочитаем – мясное или рыбное.

Задал ещё один вопрос, несколько неожиданный: не торопимся ли мы?

После мы поняли, откуда такой вопрос, на который мы тогда ответили отрицательно. И добавили, что предпочитаем еду из моря. Тогда он посоветовал взять рыбное мезе́. Если вы не пробовали на Кипре мезе, то есть «всего понемножку», сказал Спирос, очень рекомендую.

На нашу просьбу рассказать, что же это всё-таки такое, он, чуть улыбнувшись, сравнил это с симфонией моря. Мы положились на волю волн и отправились в кулинарное плавание.

Для начала на столе появились сочные темно-зелёные оливки, прикрытые надрезанным и задорно вывернутым ломтиком лимона.

Тут же возникли два блюдечка с белой массой, оказавшейся взбитым йогуртом. В первом случае с сыром и украшенным двумя маслинками и россыпью сладкого красного перца, а во втором – с добавкой чеснока, с горделивой одинокой маслиной в окружении лепестков мяты на верху светлой горки.

С ними тут же уже соседствовал неизменный специалитет – «греческий салат»: щедро сдобренные оливковым маслом ломтики помидоров и огурцов, колечки лука и паприки плюс внешне смахивающий на творог (но куда богаче по вкусовой гамме) знаменитый мягкий овечий сыр фета, посыпанный мелко нарубленной ароматной травкой неизвестного названия. Овечий сыр на отдельной тарелочке возник и в поджаренном состоянии.

Еще одна такая же тарелочка с поднятыми вверх краями отводилась белой массе, похожей по виду на крем, но явно сметанного и йогуртового происхождения, с заметными добавками уксуса и, кажется, кунжута. Покоилась она на четырех ломтиках лимона, а сверху была посыпана еще одной местной травкой.


Это – мезе́

После некоторой паузы, потребовавшейся на освоение первой волны, стало появляться нечто более фундаментальное. Для начала – тарелочка с четырьмя шпажками, на которых были нанизаны пышущие жаром креветки, которые возлежали на обсыпанном куркумой (если не ошибаюсь) горячем рисе.

Следом «приплыли» две толстенькие жареные каракатицы, а на другой тарелочке – только что с пылу, с жару подрумяненные кусочки осьминожьих щупалец. (Мы знали, что их до начала готовки минимум сутки надо высушивать на солнце; такие, напоминающие сохнущее белье тушки мы не раз видели на берегу моря, свисающими с натянутых веревок).

Словно для сравнения с каракатицами возникли обжаренные крупными жёлтыми кольцами кальмары в обрамлении трав, по-моему, розмарина и тимьяна.

Неожиданно появилось блюдечко с четырьмя крупными серыми креветками, причем две были с головой, а две без головы – вероятно, для тех, кто ленится их очищать. Креветки буквально утопали в травке, похожей на нашу петрушку.


«И непременно – несколько капель лимона!»

Здесь Спирос, пожелав нам приятного аппетита и мягко напомнив, что лучше всего морепродукты спрыскивать лимоном, удалился, оставив нам для расправы весь этот грандиозный «си фуд». Надо сказать, исключительно аппетитный внешний вид которого, может быть, даже уступал роскошным вкусовым качествам.

В неторопливом его смаковании нам помогало местное пиво «Кео» с неожиданно мягким вкусом.

И через некоторое время выяснилось, что наш кормилец лишь сделал антракт. Мы это поняли, когда в оторопи увидели, как вновь возникший Спирос сгружает с подноса аж три средних размеров блюда и одно уже полномасштабное.

На первом были мелкие сильно зажаренные в специях барабульки. На следующем – испеченные на гриле серо-розовые среднего размера рыбки, именуемые «красным морским лещом». Квартет его более крупных собратьев, носящих имя «королевского морского леща», занимал следующее блюдо.

А в центре было водружено вытянутое фаянсовое ложе для двух горделивых кефалей, сопровождаемых толстыми четвертинками лайма. Вот кефаль-то я узнал, а названия других пришлось выяснять у Спироса.

Важно другое: несмотря на новые бокалы «Кео» справиться с рыбной волной мы были не в состоянии. Но и обижать создателей рыбных произведений было негоже, да и нам как видным рыбоедам любопытно было узнать на вкус то, что стояло перед нами.

Заказав еще по бокалу пенного, мы потихоньку (обещали же не спешить!), потакая своему гурманству,  отведали от каждого рыбного яства. Где по маленькой рыбёхе,  где по кусочку-другому от крупной. Каждая рыбина была по-своему хороша – вследствие и различной породы, и разного способа приготовления.

Вероятно, мы были не первыми, кто не совладал с мезе в полном объёме. После вопрошающего взгляда и нашего ответного, чуть виноватого кивка Спирос унёс победившие нас рыбные изыски. Но, отмечая наши старания, «от заведения» угостил нас рюмочкой местной алкогольной гордости – анисовой водки узо.

Любить её способны либо её отчаянные поклонники, из детства принёсшие любовь к анисовым каплям. Либо страстные почитатели всех без исключения проявлений греко-кипрской культуры, в том числе вино-водочную её составляющую.

В Москве я как-то принес бутылку узо в компанию, но пить это смог лишь один из гостей, который всю её и «усидел». Преодолеть её специфический вкус следовало, как выяснилось с помощью Спироса, посредством кусочков льда и стакана воды.

Брошенный в узо, битый лед превращал прозрачную жидкость в мутно-белую, а глоток воды помогал унять анисовое послевкусие. Как говорится, «Халява, сэр!».  Но и уважительный жест тоже.

После этого, благо другая официантка управлялась с обитателями дальнего столика, мы разговорились со Спиросом Стилиану.

Его судьба характерна для многих греков-киприотов. 7-летним ребенком вместе с родителями, спасаясь от турецких войск, высадившихся на северной части острова, где жила семья, он вынужден был бежать на юг. Несколько лет они ютились в палатке.

Спирос понимал, что только усердная учеба поможет ему утвердиться в жизни. И он старался вовсю. Освоил английский, затем немецкий язык. Чуть повзрослев, стал подрабатывать уборщиком и посудомойкой (или посудомойщиком?) в кафе. Всё свободное время отдавал учебникам.

Потом 26 месяцев в армии и – возвращение в ресторанную сферу, уже официантом. Вечерами – профессиональные курсы. Только так, работая на износ, он смог достичь нынешнего статуса.

Под его началом две официантки. Русский, кстати, он освоил мимоходом, прислушиваясь к разговорам гостей и иногда заглядывая в самоучитель.


Раздолье для гурманов

Тогда, во время нашей встречи этому невысокому, быстрому в движениях, черноволосому красавцу, выстреливающему слова с пулеметной скоростью, было тридцать восемь (хотя выглядел лет на десять моложе). Жена, двое детей.

Высшее образование? О, конечно хотелось бы, но это слишком дорого. Жена-то не работает, ей надо сидеть с маленькими детьми.

Именно от него мы впервые услышали слово «kopiaste». На Кипре, как я понял, это означает что-то вроде «милости просим», «будьте гостем», «располагайтесь поудобнее».

Еще раз довелось услышать «kopiaste», когда мы оказались в числе гостей расположенного неподалеку от отеля ресторана, куда надо было купить билет. Мы отнюдь не пожалели о таком выходе. Шведский стол, возможно, и не был самым разнообразным. Но зато «культурная программа» впечатлила.

К концу ужина заиграла бодрая национальная музыка, и в центр зала выскочили два жгучих брюнета, один сухощавый, другой поплотнее. Оба  в темных юбках, черных чулках, мягких черных сапогах с золотыми цепями вокруг голенищ, бордовых жилетках поверх белых рубах с пышными рукавами.

В огневом темпе они стали отплясывать под музыку. Постепенно перешли на акробатику, падая на руки и продолжая танцевальные па ногами в воздухе. Но, как выяснилось, у них были и другие таланты. Главным действующим лицом на долгое время стал сухопарый.


Готовится танец-специалитет

Положив себе платок на голову, он водрузил на него стакан и продолжил танец под музыку, которая, правда, сделалась более плавной. С помощью партнера он увеличивал пирамиду из стаканов, между которыми прокладывались тонкие квадратики. Второй, третий, четвертый…

Партнёр танцора-жонглёра был высокорослый, но всё же артисту приходилось присаживаться при водружении очередных стаканов. При этом он не расставался с улыбкой и не прекращал свой медленный танец.


Мастер-класс!

Последние стаканы водружались ему на голову уже с придвинутого стула. Всего же я насчитал их тринадцать. На этом действо не прекратилось. Маэстро взялся мгновенно обучить своему мастерству любого. Я для этого выпил явно недостаточно. Но желающий нашелся.

Моложавый господин в светлой куртке предоставил свою макушку, ее накрыли платком, на который действительно был водружен стакан, а затем, через дощечку – второй. Аплодисменты, крики «браво!». Маэстро жонглёр принес на руках новоявленному триумфатору его спутницу в белом топике и блистающей разрезами голубой юбке.


Талантливый ученик

Находясь на руках, дама и вручила ему некую, видимо, заготовленную рестораторами, награду, которую я, правда, не разглядел. Но принята она была со стаканами на голове. Это повлекло новый взрыв смеха и аплодисментов…

 

***

Нет, не зря Коти назвал свой парфюмерный шедевр именем этого острова. Благоухание субтропиков встретит и проводит вас. Оно отчего-то сильнее чувствуется именно при приезде и отъезде.

И куда более стойкое, чем самый высококачественный «Шипр».


Аромат Кипра

А дни, проведенные здесь, придадут вам сил, обогатят будущими воспоминаниями.

Всё это время вы будете пребывать в ощущении полной безопасности и к тому же убедитесь, что понятие «экзотика» вовсе не обязательно должно подразумевать толпы попрошаек и ассоциироваться с возможностью уличных неожиданностей.

Вот этого – в отличие от бархатного моря, мельчайшего песка, цветущих олеандров и роскошных пальм – вы на Кипре не найдете.

 

Владимир Житомирский

122


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: